Найти свой остров

Ольга Соловьева

OPEN!, зима 2005



Трудно даже представить, сколько на свете островов. Но есть среди них особенный остров. Он затерялся в океане времен, сохранив детскую мудрость и безмятежную красоту. Наивное имя этого острова звучит тихо, как музыка волн или шепот созвездий: Бали.

На карте Бали напоминает рыбу-луну или толстую утку. И только при ближайшем знакомстве становится понятно, что этот остров не похож ни на что. На его горячем боку толпятся островерхие горы, топорщатся пальмы и цветут обезумевшие от солнца бугенвильи. Там живут волшебные звери баронги, и гибкие девушки с цветами в волосах выводят их по утрам на прогулку. Там в небе кружат зеленые драконы и синие орлы, а летучие корабли парят над океанским прибоем. Там время движется медленно, путая карты и планы, кружа голову и переворачивая душу. И легенды переплетаются с реальностью, так что невозможно понять, где кончается сказка и начинается жизнь.

Если говорить объективно, Бали — один из 13 700 островов Индонезии, самого большого в мире архипелага. Он лежит по ту сторону экватора, в Южном полушарии, на границе Индийского и Тихого океанов, между Австралией и Евразией. о говорить объективно о Бали невозможно, как нельзя пересказать словами музыку или картину. Невозможно выразить химической формулой его воздух, напоенный ароматами лагун, специй и звезд. У Бали много имен. Его называют островом тысячи богов, тысячи храмов и тысячи танцев, «утром мира» и просто раем. Даже балийский аэропорт носит название «Нгурах-Рай». Оказавшись в «раю», вы вдохнете густой воздух, полный незнакомых ароматов, услышите странную музыку гамелана и начнете знакомиться с островом.

КАДЖА И КЕЛОД

Знакомство с Бали можно начать с чего угодно: с отеля или пляжа, с шумной Куты или тихой улицы Санура, с шопинга или прогулки по парку. А можно начать с самого главного, что есть на острове, — с вулкана Гунунг-Агунг, который считается пупом земли, осью мира и центром мироздания.

Балийский мир устроен просто и надежно: вверху находится каджа, внизу — келод. Верх и низ — это добро и зло, дух и тело. Боги живут в горах, а духи и демоны — в океане. Поэтому балийцы поклоняются горам и недоверчиво относятся к океану, а главным домом своих богов считают Гунунг-Агунг. Богов здесь очень много, больше тысячи. Они начали появляться на острове вместе с первыми его жителями, около трех тысяч лет назад. В то время Бали славился огромными бронзовыми гонгами для ритуальных танцев, посвященных богине Луны. Но и сегодня возле входа в каждый отель висит бронзовый гонг с колотушкой, чтобы любой гость мог громко заявить о своем появлении. В ночь полнолуния звук гонга особенно глубокий и полный, он дрожит над верхушками пальм и медленно уплывает к звездам. Магические гонги до сих пор делают в храме Пенатаран-Сасих в деревне Педженг. Там же висит и самый большой гонг в мире — «Луна Педженга».

Шло время, и богов на Бали становилось все больше. Тысячу лет назад жрецы-брахманы привезли на остров индуизм, потом здесь появился буддизм. Разномастные боги постепенно перемешались и породнились, и получилось то, что получилось, — балийская религия «агама хинду дхарма». Она объединяет индуизм, буддизм, древний анимизм и культ предков. Верховное божество зовется Санг Янг Видхи Васа и воплощает Брахму, Вишну и Шиву. Каждый из этой троицы в свою очередь может воплощаться в сотни разных богов. С ними уживаются духи предков, демоны и волшебные звери из эпоса «Рамаяна».

При таком обилии тонких сил каждому дому приходится иметь свой храм. Кроме бесчисленного множества семейных храмов на острове более двадцати тысяч деревенских, общинных, клановых и государственных. Собственные храмы есть даже в отелях. Это настоящие каменные пагоды, куда каждое утро девушки приносят подношения — сплетенные из пальмовых листьев корзинки с рисом, фруктами и цветами. В праздники у этих храмов проводятся церемонии, и деревенский оркестр-гамелан аккомпанирует пению брахманов.

ПУРА-БЕСАКИХ

Главное святилище острова стоит на склоне священного вулкана Гунунг-Агунг. Это Пура-Бесаких — Материнский храм, построенный две тысячи лет назад. В этот грандиозный комплекс входят тридцать храмов разных кланов, каст и общин. На священную гору ведет длинная лестница, вдоль которой в лавках громоздятся деревянные Гаруды и каменные Ганеши, маски, саронги, рубахи, одеяла, флюгеры, колокольчики, картины, куклы, кокосы, кинжалы, бананы, банки с пивом. Когда лавки остаются позади, становится видно, что лестница упирается в небо. По ее сторонам стоят храмы — древние, загадочные, с почерневшими пагодами-меру и резными воротами. Там играет монотонная музыка, читаются мантры, дымятся ароматические свечи. Люди в праздничных одеждах сидят на земле — медитируют, обретают сиддхи, освобождаются потихоньку от самсары, приближаются к абсолюту. Впавшие в транс тихо раскачиваются в ритме своих видений.

Самый верхний и самый главный храм — Пура-Пенатаран — увенчан огромной статуей священной птицы Гаруды. Под Гарудой стоит трон Тримурти с сиденьями для Брахмы, Вишну и Шивы. Оттуда открывается вид на добрую половину острова — на его рисовые террасы, кокосовые рощи, нарядные деревни с башенками храмов и синий океан на горизонте.

Странная балийская религия диктует странные традиции. Балийцы не дают детям до трех лет ступать на землю, а подросткам подпиливают зубы, чтобы они не стали злыми. Невест выбирают на празднике девственниц. Вереница девушек в невероятных праздничных нарядах шествует через деревню к реке, там юные красавицы раздеваются и плавают, а женихи их рассматривают. Но самым пышным и веселым праздником считается кремация. На нее собираются жители всех окрестных деревень. В погребальных кострах горят деревянные саркофаги в виде многоярусных башен, белых быков, драконов и фантастических птиц. Оглушительно играет гамелан, люди веселятся и пируют: они знают, что души их умерших родственников превращаются в райских птиц и улетают в небо, обретая свободу перед следующей реинкарнацией.

ГАНЕША И БУДДА

Что и говорить, Бали заполнен сокровищами и древними тайнами, как шкатулка императрицы. По нему можно бесконечно кружить, ездить, ходить, заглядывать в храмы, смотреть на фантастические шествия и красочные церемонии. Можно приехать на озеро Братан, где на низком берегу стоит буддийский храм Улун-Дану. Когда в горах опускается туман, кажется, что он плывет по воде. Можно набрести в джунглях на храм Гоа-Гаджах, вырубленный в скале. В нем живет слоноголовый бог мудрости Ганеша и хранится священный тройной лингам, одаряющий мужчин любовной силой. Неподалеку корни деревьев прорастают сквозь полуразрушенные пагоды, лианы скрывают остатки буддийских статуй.

Однажды, ближе к вечеру, нужно оказаться у храма Танах-Лот. Он стоит на черной изъеденной ветром скале прямо в океане, и подойти к нему можно только во время отлива. Его пагоды-меру возвышаются над пеной прибоя, вырастают из соленых брызг. В пещере у храма живет священная змея — странное существо, чередующее сухопутный и морской образ жизни в соответствии с приливами и отливами. Змею сторожит старик-брахман, восседающий в позе лотоса под драным зонтиком. Самые смелые прикасаются к ядовитой змее — она приносит удачу. На закате, когда океан отступает, к храму приходят процессии с факелами, и жрецы проводят свои церемонии, а волшебный зверь баронг танцует мистический танец. Но главное зрелище в Танах-Лоте — это сам закат, разыгрывающий феерию красок и превращающий океан в расплавленное золото. Сотни людей съезжаются сюда, чтобы увидеть это ежевечернее представление небесного театра.

Приезжают смотреть закат и в храм Улувату, который стоит на высоком отвесном берегу. Сверху видны лодки рыбаков, уходящие в океан, где бесконечность воды перетекает в бесконечность золотого закатного неба. В шесть вечера, с наступлением заката, в храмовом амфитеатре исполняется танец кечак. Это целое представление по сюжету «Рамаяны» — с войском обезьян и сотней полуголых танцоров. Когда опускается темнота, танец продолжается в неверном свете факелов, и хриплые мерные возгласы «чак-чак-чаки-чак» зажигают в небесах низкие влажные звезды.

РОСКОШЬ

Только не надо думать, что остров Бали — это лишь древние храмы и странные обряды. Бали — это в первую очередь красота и роскошь. Роскошь щедрой до безрассудства природы, отелей-бутиков и ресторанов с журчащими водопадами, роскошь вечного лета и тропических красок жизни, изумительных пейзажей и благоухающих блюд изысканной кухни.

Здесь красивы даже обычные деревни, утопающие в цветах и украшенные резными башенками храмов. Там, где изумрудные террасы рисовых полей спускаются по горным склонам, а острые конусы дремлющих вулканов смотрятся в глубокие озера, где на деревенских улицах цветут гибискусы и пальмы склоняются к белому песку пляжей, живут люди добрые и талантливые. Они рисуют картины и расписывают ткани, вырезают скульптуры из дерева и камня, и каждая деревенская лавка превращается в выставочный зал. На имперскую роскошь можно взглянуть в Клунгкунге — столице древнего королевства. Там сохранились пышные дворцы, сады и купальни: золоченые потолки с тонкой росписью, пруды с лотосами, павильон, стоящий в пруду на спине каменной черепахи.

Впрочем, на удивительном этом острове можно наслаждаться красотой и роскошью не выходя из отеля. Балийские отели оформлены так же изысканно и прихотливо, как павильоны Клунгкунга, с бесконечным вкусом и бесконечной любовью к мелочам: в интерьерах царит тепло темного дерева и мыльного камня, мерцают живые огни свечей, сады источают тропические ароматы. В маленьких озерах цветут лотосы, в бассейны спускаются гирлянды орхидей. Ужины сопровождаются красочными спектаклями с божественными танцами. Так что, отправляясь на Бали, можно не мучить себя долгим выбором отеля все они хороши. Но, а если все-таки говорить о лучших, то исключительно с ними работает туристическая компания «Содис».
Не меньшее удовольствие доставляют рестораны — уютные и нарядные, с внутренними двориками, водопадами, садами и лотосами. Там подают восхитительную балийскую еду — уток, запеченных в пальмовых листьях, свинину карри и прочие душистые и вкусные блюда. Особый гастрономический аттракцион — рыбацкая деревня Джимбаран. Ее улицы тянутся вдоль залива и состоят сплошь из ресторанов. Перед входом в каждый ресторан — аквариум. Там шевелят усами огромные зеленые лобстеры и пятнистые лангустины, плавают рыбины фантастических очертаний. На льду лежит дневной улов: королевские креветки, тяжелые рыбы-дорады, красные снэпперы, пятнистые черные гарупы. Столики ресторанов непрерывной чередой стоят на пляжном песке, на них горят масляные лампы, и весь длинный, в несколько километров, пляж мерцает тысячами огоньков. Над ним ярко горят звезды, в море им вторят фонари рыбачьих лодок, а справа светятся сигнальные огни аэропорта Нгурах-Рай. И вся эта черная тропическая ночь мерцает и переливается, как драгоценный камень.

Так и течет жизнь на волшебном острове, сохранившем наивную мудрость и безмятежную красоту, затерянном в океане времен между каджей и келодом. И время движется медленно, путая дни, часы и столетия, путая карты и планы, кружа голову и переворачивая душу. И легенды переплетаются с реальностью, так что невозможно понять, где кончается сказка и начинается жизнь.

Ваше путешествие в Индонезию поможет организовать компания «Содис»: (095) 933-5533.