Двадцать первый округ

Юлия Поспелова

OPEN!, весна 2007



В Довиле не жарко и не холодно, здесь всегда есть «немного солнца в холодной воде», как писала Франсуаза Саган. Кстати, в местном казино прославленная французская писательница выиграла деньги на дом в Нормандии — он как раз тут, неподалеку.

Пейзажи Довиля как нельзя лучше подходят для начала любовных историй. Неслучайно именно на довильском пляже Клод Лелюш снимал самые романтические сцены фильма «Мужчина и женщина». Пустынные пляжи, мокрое зеркало прибрежного песка — туманное, спокойное под жемчужными небесами. Таков Довиль весной и осенью.

Летом все немного по-другому. Довиль не зря называют 21-м парижским округом. Морским округом. От этого курорта на Ла-Манше до французской столицы рукой подать. И летом здесь оказывается едва ли не вся парижская элита. Политики, миллиардеры, кинозвезды, знаменитые художники и музыканты прогуливаются по деревянным мосткам вдоль довильских пляжей. И так уже на протяжении целого столетия. Айседора Дункан когда-то выбегала босиком на пляж отеля «Нормандия» в фиолетовом прозрачном шарфе. В 1913 году сюда впервые приехала Коко Шанель, тогда еще юная модель. Она открыла в Довиле бутик и создала морской спортивный стиль для женщин. Светские модницы с гордостью щеголяли в темно-синих фланелевых блейзерах с золотыми пуговицами, в длинных белых брюках и джемперах с V-образным вырезом. Этот стиль и сейчас популярен во всем мире. Вдоль берега по деревянным мосткам Довиля ходили Жаклин Кеннеди, Аристотель Онассис, Лиз Тейлор, Уинстон Черчилль, Саша Гитри. Список можно продолжать до бесконечности.

Но есть и особый месяц в довильском календаре: с 1975 года каждый сентябрь здесь проходит Фестиваль американского кино. Ни Канны, ни Венеция, ни Берлин не могут похвастать таким количеством знаменитостей, как Довиль в эти дни. Все легко объяснимо: фестиваль не конкурсный, а значит, здесь нет ожесточенного соперничества.

Все звезды живут в отеле Royal Barriere. Многие из них оставили здесь свой след — золотую табличку на дверях и семейное фото с директором гостиницы. Такова традиция. Сьюты имени Элизабет Тейлор, Тони Кертиса, Роберта де Ниро, Тома Круза, Антонио Бандераса, Кевина Костнера...

Увидев интерьеры отеля, русский человек вспомнит произведения Антона Павловича Чехова. Таким отель создал Жак Гарсиа — лучший парижский дизайнер люксовых интерьеров. Стены шелковые, полосатые. Веет парфюмом «Герлан», дорогой стариной. Холл с мраморными колоннами и покрытыми цветами капителями, с ровными деревянными панелями, хрустальными сверкающими люстрами и ниспадающими тканями. Мраморные ванные комнаты с бронзовыми кранами в виде львов, из пастей которых льется вода.

И населена гостиница чеховскими персонажами — дамами с собачками. Дамы только что от массажиста и гримера, с неизменной моськой на поводке. В каждом номере люкс висит объявление, что собачка имеет право на собачью кроватку и собачий завтрак в постель.

У породистых четвероногих курортников в Довиле есть даже собственный уличный ватерклозет, на открытии которого присутствовал едва ли не весь парижский свет. Как только тогдашний мэр Довиля мадам д’Орнано разрезала позолоченными ножницами голубую атласную ленту у входа в это роскошное сооружение, как первый посетитель, серый дог, вышедший с хозяйкой из «роллс-ройса», величественно проследовал в отделение с надписью по-английски: «Для джентльменов».

Коренных жителей в Довиле всего шесть тысяч. В сезон это число надо умножать, как минимум, на десять. Впрочем, сезон здесь практически никогда не кончается: в Довиле проводятся скачки на всемирно известном ипподроме, балы, конкурсы красоты, соревнования по поло и гольфу. А еще есть развлечение, которое в последнее время стало едва ли не главным, — талассотерапия.

Вспомните классику: в XIX веке высшее общество регулярно выезжало на воды, где и случались разные драматические события. И это потому, что водо- и грязелечение дает организму хорошую встряску и даже омолаживает его. Кроме того, талассотерапия способствует заживлению ран, телесных и душевных.

Доктора советуют в качестве предупредительной меры проходить курс шестидневной талассотерапии два раза в год. В такие отели, как Royal Thalasso в Ла-Боле и Royal Barriere в Довиле приезжают в расчете на курс талассотерапии, который теперь «входит в проживание» полностью или частично.

Классический курс начинается с обязательного визита к терапевту в талассоцентре (талассотерапия имеет ряд противопоказаний, определить которые поможет врач). Потом будет все остальное: коллективная аквагимнастика, диетические завтраки, подготовительная сауна, плавание в бассейне с морской водой и, конечно, комплекс индивидуальных процедур. Это обертывание в «альги» — смесь перегнивших водорослей и морских микроорганизмов с глиной, морским илом и т. п. Это разнообразные ванны — с подводным автомассажем, с ручным массажем с помощью душа, с ароматическими маслами. Это и люминотерапия (лечение депрессии с помощью световых вспышек), и ионотерапия, и курс массажа шиатсу, специалистов по которому в Европе немного, но они есть и в Довиле, и в Ла-Боле (два наиболее модных во Франции курорта «холодного типа»). Наконец, в талассоцентре предусмотрено все для курса лимфодренажа и прессотерапии. Тех, кто мечтает быстро избавиться от лишнего веса, особенно привлекает процедура «душ а же»: из шланга «стреляют» сильно бьющей струей теплой, а затем прохладной морской воды. Когда Жерару Депардье нужно было сбросить тридцать килограммов, он терял их именно здесь, в Довильском центре талассотерапии, под сильно бьющей струей морской воды.

Но, конечно, главный центр притяжения в Довиле — знаменитое казино. Из отеля Royal Barriere в него можно попасть по крытому переходу. Casino Barriere de Deauville — роскошный белый дворец, расположенный на берегу моря и окруженный огромным зеленым парком. Высокие потолки, застекленные арочные проемы, соединяющие залы, и хорошая освещенность придают легкость монументальной конструкции. Ее не утяжеляют ни громоздкие хрустальные люстры, ни мраморные полы, устланные в галереях коврами, ни колонны с ионическими и коринфскими капителями. Игровые столы обтянуты алым сукном. Такого же цвета костюмы крупье. За столами главным образом мужчины. В огромном зале игровых автоматов преимущественно женщины.

Когда-то в казино мужчин пускали только в смокингах. Потом жизнь вынудила сделать послабление: достаточно пиджака и галстука. Но внимание к костюмам в Довиле неизменно повышенное. Ведь в этом курортном Париже люди не столько раздеваются, сколько одеваются. И довильских снобов в белом и синем коробит от залетных жен «нефтяных шейхов» в обтягивающей норке. Это на Лазурном берегу, где пускают золотую пыль в глаза и состязаются в богатстве, такое в порядке вещей, в Довиле же — абсолютный моветон. В Довиле просто не бывает бедных.