O Sole Mio! Или тосканская пленница

Борис Ройтер

OPEN!, осень 2007



«Не понравится — разведешься!» — заверил меня Эннио… Неделя в итальянской глубинке была для меня не прихотью, не мелким капризом заскучавшего на модных курортах сибарита. Скорее, это была творческая экспедиция, обернувшаяся любопытной историей, продолжения которой мне придется ждать до следующего лета.

Я с аппетитом поглотил приготовленный для меня обильный ужин и, глубоко вдохнув таинственный аромат ночи, блаженно потянулся, утопая в расшитых ручным кружевом подушках. Диктофон на добротном старом комоде прокручивал сегодняшний писательский улов: местные песни, обычаи, шутки, поговорки и впечатления, подхваченные в окрестностях патриархальной деревушки, живописно затерявшейся среди цветущих тосканских пейзажей. В голове начал складываться набросок будущей главы, уже вертелись варианты ее названия, но пока чего-то не хватало, какой-то изюминки, которая придала бы шарма всему повествованию. Я выключил свет и собирался уже заснуть, как вдруг… «O sole mio!» — мелодично вернул меня в реальность звонок мобильного телефона.

«Buonanotte, Борис!» — услышал я мягкий баритон Эннио. Мой чичероне оказался славным парнем: за несколько дней, проведенных вместе, мы успели подружиться. «Ты знаешь, какая сегодня ночь?! — не дав мне опомниться, продолжал он. — Ночь обручений! Ты ведь слышал, как в Италии с этим строго? Но раз в году каждый может попробовать найти невесту и обручиться с ней без обязательств. Собирайся, нас уже ждут!»

«Не понравится — разведешься!» — заверил меня Эннио, когда мы уже выходили на залитую лунным светом поляну, где несколько юношей и девушек колдовали вокруг двух широкополых, похожих на карнавальные, шляп. В одну из них опускали записки с именами девушек, в другую — с именами юношей, чтобы потом сама судьба разбила всех на пары.

Когда и наши с Эннио имена исчезли в недрах «мужской» шляпы, я стал украдкой вглядываться в лица девушек. В мягком сиянии летней ночи они все показались мне хорошенькими, особенно одна — София. Но бумажку с ее именем вытянул счастливчик- Эннио. Мне же досталась Лаура, прелестная брюнетка с огромными черными глазами и родинкой на правой щеке. «Она ведь понравилась тебе! — быстро зашептал мне в ухо Эннио. — Так очаруй ее! Начни с серенады — я покажу балкон».

Я встал под балконом Лауры, но от волнения не мог припомнить ни одной уместной арии, как вдруг… «O sole mio!» — спасительно пискнул из кармана мобильный, и я скрепя сердце сделал робкую попытку повторить самую известную из итальянских серенад — мягко, на тосканский манер. Впрочем, фонетика явно не была моим козырем. К тому же следующей строчки арии я вовсе не знал. Там, наверху, послышался очаровательный смешок, легкий шорох платья и звук захлопывающейся балконной двери. Зато Эннио, видно, справился неплохо: в знак благосклонности София одарила его пурпурным цветком. «Не расстраивайся, Борис! У тебя еще день в запасе», — подбадривал он меня.

А я и не расстраивался. Назавтра, вооружившись самой сокрушительной из своих улыбок, я как мог старался угодить Лауре: носил воду из родника, просеивал муку для лепешек, косил лужайку перед ее домом и... повторял про себя слова ночной серенады, прилежно сверяясь с заготовленной Эннио шпаргалкой.

В полночь, вновь прокравшись под балкон Ла­у­ры, театрально отведя правую руку в сторону, я выдал два куплета кряду. Секунду спустя откуда-то с неба к моим ногам упал пурпурный цветок.

«И это весь твой урожай?! — сочувственно улыбнулся очутившийся тут как тут Эннио и с видом победителя показал мне целый букет таких же цветов. — Сегодня повезло мне — завтра тебе! Будешь моим шафером на свадьбе. Только прежде украдем невесту — таков обычай!»

«Интересная традиция, — пронеслось в голове, — почти как у нас на Кавказе». В предчувствии приключения я явственно представил черные полумаски, веревку и пару кинжалов… Впрочем, за несколько шагов, что отделяли нас от дома Софии, меня начали одолевать сомнения, и теперь мне чудилась твердая поступь полицейских карабинеров. «O sole mio!» — издевательски позвякивали наручники на их поясах…

К моему удивлению, все обошлось без шума и погони. С заветного балкончика спустилась веревочная лесенка, и тосканская пленница в обычных джинсах и футболке — сама! — спрыгнула в объятия Эннио. «Buonanotte!» — пожелала мне счастливая парочка, наказав непременно быть на завтрашнем сватовстве.

«До чего же они легкомысленные, эти итальянцы», — в очередной раз изумился я, когда назавтра родители Софии горячо распростерли жениху свои объятия, будто только и ждали, чтобы кто-то украл их раскрасавицу дочь. И свадьбу сыграли не долго думая — в то же воскресенье. Все честь по чести: таинство венчания в старинной церкви при завязанных белыми лентами дверях, клятвы в верности у алтаря, песнопения под орган и все такое… Эннио, весь напомаженный, с цветком в петлице безупречного смокинга, просто сиял от счастья, в то время как София с кротко опущенными ресницами и пылающими щеками в счастливом смущении куталась в фату... цвета лисьего хвоста!

«Рыжий цвет фаты, — записал я потом в блокнот, — символ почтения к древней традиции, когда венчающихся в знак скрепления союза накрывали покрывалом — красным с зеленой каймой. С течением времени эти цвета перемешались — получился оранжевый».

…Служба закончилась, и свадебная процессия, сопровождаемая всей деревней, обогнув церковь, направилась к дому. Новобрачным уже никто не устраивал шутливых засад и ловушек, как было по дороге к алтарю, никто не подбрасывал метлу и не насылал ватагу ребятишек, чтобы проверить, какие из них выйдут хозяева и родители.

Лишь один раз процессия остановилась, чтобы молодожены посадили дерево. «По традиции дерево нужно обойти дважды, а затем бросить в толпу несколько горстей конфет — лучше больше! — аккуратно занес я на следующее утро в блокнот и подытожил: — Чтобы жизнь супружеская слаще была!»

Утром, уложив блокнот в уже упакованный чемодан, я выглянул в окно. На улице ждало такси. И тут я увидел Эннио. Ну надо же, ново­брачный все-таки пришел проводить меня, да еще в такую рань!

Мы по-дружески обнялись, и, уже садясь в такси, я между прочим бросил: «Знаешь, Эннио, а я ведь не верил в любовь с первого взгляда и тем более в женитьбу — со второго! А ведь бывает, оказывается!»

Но Эннио только рассмеялся: «Рад, что тебе понравился наш сюрприз! Мы ведь готовили его полгода по просьбе твоей туркомпании. Они же хотели для тебя не бутафории, а чтобы все по-настоящему, понимаешь? Просто позвонили и выяснили: не предвидится ли у кого этим летом свадьба. А тут как раз мы с Софией… Ну и приурочили венчание к твоему приезду».

Пауза продлилась не меньше минуты. Я был слишком потрясен, изумлен, ошеломлен столь эффектным финалом.

«O sole mio!» — только и присвистнул я от восторга. Вышло неплохо. Гораздо лучше, чем тогда под балконом.

«Вот через год закончу книгу и…» — промелькнула шальная мысль и взорвалась вихрем приятных ожиданий и новых романтических планов.

Путешествие по сценарию для вас подготовит
«Содис»: (495) 933 5533, www.sodis.ru