Никогда не езди в Марокко!

Михаил Бек

OPEN!, зима 2007



Никто не может предположить, что ждет его в дороге и чем обернется, казалось бы, невинная ситуация. Однако судьба, как капризная женщина, порой преподносит такие сюрпризы, что просто диву даешься…

Эта история развивалась по всем правилам детективного романа, да это и был самый настоящий детектив. Я прилетел в Касабланку рано утром в среду, 26 сентября, в день своего юбилея. Круглую дату я собирался отметить с друзьями — устроить веселый праздник, а заодно попутешествовать по Марокко. Мне давно хотелось окунуться в архаичную среду Востока, ощутить его драматическую атмосферу, навеянную фильмами Лина и Бертолуччи. Однако пустынные пейзажи и древнейшие города, известные со времен Карфагена, увидеть мне удалось не сразу. Сначала я очутился в самом центре шпионского скандала.

Все началось в ресторане отеля, когда к моему столику подошла стройная, достаточно привлекательная шатенка с идеально убранными волосами, в легком светло-бежевом костюме от Каролины Эррейро.

— Господин Белов? — обратилась ко мне незнакомка.

— Да, это я. А в чем дело?

— Срочно уходите: в вашем номере полиция.

— Полиция? — рассмеялся я. — Вы шутите! Лучше присаживайтесь — будем завтракать.

Я подозвал официанта, но прекрасная дама уже спешила к выходу, оставляя за собой едва уловимый аромат духов.

Я закончил завтрак и отправился в свой номер. То, что я увидел, повергло меня в шок!

На полу валялись разбросанные вещи. Какие-то люди рылись в моем чемодане. На секунду я опешил, тупо глядя на двух незнакомцев. Один — крепкий мужчина лет сорока пяти с короткой стрижкой, широкими скулами и маленькими колючими глазками. Второй гораздо моложе, с приятными чертами лица, с тонкой щеточкой усов, в элегантном костюме с бабочкой. Что, впрочем, не имело никакого значения: ведь в моем номере происходило черт знает что! Я почувствовал, как во мне закипает ярость.

— Что это значит!

Я подошел к своему чемодану и хлопнул крышкой, едва не прищемив незнакомцу пальцы.

— Спокойно, господин Белов! Меня зовут Артур Дюваль, Интерпол. Вы арестованы. Следуйте за мной, и, пожалуйста, без фокусов.

Стыдно признаться, но в этот миг я растерялся. Чудовищность происходящего поставила меня в тупик. Я машинально развернул полицейский ордер с фиолетовой круглой печатью и, пробежав по нему глазами, буквально остолбенел! На бланке крупно читалось: «РЕШАЙ СИТУАЦИЮ». Внизу стояла подпись: «Денис Полевой».

Прошло несколько долгих секунд, прежде чем я осознал, что все, происходящее в моем номере, обыкновенный розыгрыш, а автор самого по­слания мне хорошо знаком. На этот раз Денис зашел слишком далеко, посчитав возможным так бесцеремонно вторгнуться в мои планы.

Нет, Денис не был параноиком или негодяем — просто он очень любил сюрпризы.

Полгода тому назад мы поспорили о фаул­зовском «Волхве». Там экстравагантный старик развлекал себя тем, что ставил психологические опыты: моделировал фантастические ситу­ации, заставляя своего гостя поверить в то, что все происходящее с ним является реальностью. Денис был убежден, что любой человек, окажись он на месте главного героя, действовал бы так же — принял бы правила игры. Я не соглашался. В итоге мы поспорили и даже заключили пари. Суть пари сводилась к следующему: Денис создаст неординарную ситуацию, а я попробую из нее выпутаться. Бред, конечно: вечеринка, выпили… Кто мог подумать, что все это примет такой оборот?

Конечно, отказываться от своих слов я не собирался: договор есть договор. Но и подыгрывать сценарию тоже не хотелось. Становиться актером в день собственного юбилея — это было бы уже слишком!

Справедливости ради стоит сказать, что все выглядело вполне правдоподобно.

Меня привезли в марокканское отделение Интерпола. Душное помещение с неработающим кондиционером. Старая обшарпанная комната насквозь пропиталась недоверием и подозрительностью, накопившимися здесь за десятки лет.

За казенным столом, заваленным стопками бумаг, расположился Дюваль и его помощник с волосатыми, как у гориллы, руками. Маленькие глазки «агента» атаковали меня словно пи­раньи, настигшие свою добычу.

— Господин Белов, — начал Дюваль, — нас интересует цель вашей встречи с Евой Бове, международной авантюристкой, членом преступного картеля «Цезарь».

На стол легли кадры оперативной съемки: я и прекрасная незнакомка в ресторане отеля.

— Господин Дюваль, — я выдержал паузу, — я не знаю никакой Евы. Ну разве что героиню из Ветхого Завета — вам это хорошо известно.

В соседнем кресле произошло шевеление.

— Комиссар, давай я займусь этим парнем, — в голосе «агента» послышался треск включившейся бензопилы, — гарантирую: расколется через десять минут.

— Остынь, Шарль. Какой смысл тратить время? Теперь им займется ФБР.

— Господин Белов, вы отправляетесь в Штаты.
Я пожал плечами:

— Как скажете, комиссар: вам виднее.

Вошел конвой. Меня сопроводили на улицу под брезентовый навес, закрывающий часть территории от солнца. У входа стоял офицер с очень смуглым лицом, в выгоревшем камуфляже, в зеленом берете с едва различимой эмблемой, с автоматом «Узи», покоившимся на его левом плече. Он безразлично посмотрел в мою сторону и дал охранникам знак, чтобы те открыли фургон. Я уселся на жесткую скамейку рядом с окном, с тоской подумав об удобной кровати в гостинице Le Royal Mansour Meridien. Где-то далеко невидимые репродукторы пропели «беслямию», напомнив правомерным, что нет в мире иного пророка, кроме Муха
ммеда. Водитель ударил по газам, и наш фургон поглотило серо-охристое облако пыли.

В машине я задремал — сказались духота и усталость после перелета. Впрочем, сон был недолгим: вскоре я очнулся от резкого поворота вправо. Автомобиль дернулся, я прильнул к окну и увидел два открытых «Дефендера», набитых арабами в хиджабах. Машины шли на предельной скорости и уже через секунду обогнали наш фургон. Следом раздались выстрелы, машина резко затормозила, на улице послышалась какая-то возня, дверь распахнулась, и на пороге возникла Ева Бове собственной персоной с блестящим «Вальтером» в руке.

— Выходите, месье, вы свободны.

— С какой это радости? — съязвил я, вложив в свой голос весь сарказм, на который был только способен.

— Я не нуждаюсь в помощи международных авантюристов.

— Послушайте, Сергей, я не Ева Бове, меня зовут Эрика. Каскадер группы «Браво». Вы, наверное, жутко устали, но теперь все закончилось, мы отвезем вас в отель, и вы сможете отдохнуть.

К своему удивлению, я не почувствовал радости. Скорее, наоборот: я ощутил некое подобие разочарования. Что было вполне естественно. После того как меня вытащили из отеля и нарушили все мои планы, я имел право на что-то более оригинальное и необычное, нежели тряска в душном фургоне. Однако особенного ничего не произошло: захватывающее начало сменилось нудным путешествием по окрестностям Касабланки, а финал вообще оказался каким-то тусклым, бездарным.

Мы пересели в «Дефендер». Я попросил отвезти меня в порт: свой день рождения я собирался отметить в море, на яхте, — туда вскоре должны были прибыть мои друзья.

По дороге мы разговорились о Марокко. Эрика оказалась интересным собеседником. Она много рассказывала о местных обычаях, о своем путешествии по Сахаре, о том мистическом ощущении, которое испытывает каждый человек, оказавшись один на один с пустыней. Ее увлечение Марокко началось еще в студенческие годы с изучения дневников голландского летчика Густава ван Борка, исследовавшего в тридцатые годы Большой Восточный Эрг и ставшего прототипом одного из героев «Ан­глийского пациента».

В порт мы приехали в начале пятого. «Дефендер» замер у знака «Stop». Эрика протянула мне свой блестящий «Вальтер-ППК», любимую модель Джеймса Бонда, на память о моем марокканском приключении. Я поблагодарил ее и двинулся в сторону яхты — внушительных размеров корабля с бело-сине-красным голландским флагом.

К моему удивлению, на борту меня никто не встречал. Я даже не увидел ни одного из членов экипажа.
Я миновал просторный холл и недурно оформленную гостиную. Пересек бар и комнату для бриджа, но так никого и не увидел. Я хотел было вернуться на пирс, но тут случайно заметил, что дверь в одну из кают приоткрыта, оттуда слышалась тихая музыка. Я постучал — мне никто не ответил. Тогда я вошел внутрь, и тут произошло неожиданное: я наткнулся на нагую девицу, которая только что вышла из душа.

Это была весьма пикантная барышня лет тридцати, с потрясающей фигурой и красивым загаром. Она стояла перед зеркалом, вытирая свои темно-золотистые волосы и не обращая на мое вторжение никакого внимания.
— Это ты, дорогой? — спросила она по-французски. — Принеси, пожалуйста, кампари. И добавь туда апельсинового сока.

Не услышав ответа, она обернулась и, увидев незнакомца, тут же вскрикнула, выпустив от неожиданности полотенце из рук. Какое-то мгновение мы смотрели друг на друга не мигая. Ее лицо выражало сначала смущение, потом гнев и, наконец, испуг. Она была скорее смазливая, чем красивая. Правильные черты лица, деликатная родинка на правой щеке, красивые, но хищные глаза, почти идеальной формы рот с белыми ровными зубами. Все это должно было рождать смутные желания, но сейчас эти желания спрятались слишком далеко, заблудившись в коридорах моего подсознания.
Я отступил к двери.

— Извините, мадам, я ошибся…

Девушка никак не отреагировала, она стояла словно прикованная, в ее глазах читался неподдельный ужас.

Я проследил за ее взглядом и тут все понял: ее напугал мой «Вальтер», точнее, «Вальтер» Эрики, который я все еще держал в руке.

Объяснять что-либо было бесполезно. Быстрым шагом я направился к двери, чтобы поскорее покинуть комнату и вообще злополучную яхту, но тут передо мной возник восточного типа мужчина с массивной золотой цепью на жилистой шее, лицом похожий на Джавдета из «Белого солнца пустыни». На мгновение он застыл, оценивая наши силы, но, увидев «Вальтер», сразу как-то обмяк и осторожно попятился назад.

— Месье… — начал было я. Но «Джавдет» с проворством, которого я от него не ожидал, рванул назад и, щелкнув выключателем, растворился в темноте холла. Я кинулся за ним.

— Послушайте, месье, я не преступник! Я сейчас все объясню!
Ответа не последовало.

Я двинулся на ощупь, ожидая каждую секунду броска незнакомца и чувствуя при любом шорохе прилив адреналина.

Трудно сказать, сколько прошло времени — пять секунд, десять, больше…
Наконец мои глаза привыкли к темноте, я стал различать отдельные предметы: кресла, диван, ломберный столик, картину в массивной раме… И тут мне почудилось, что я вижу людей. Что это? Бред? Результат воспаленного воображения? Да нет же! Я точно вижу людей! Я слышу их голоса, ощущаю ароматы духов!...
Внезапный яркий свет вызвал короткое замыкание в моем мозгу. На мгновение я замер, рефлекторно закрыв глаза, а когда открыл, то увидел лица своих друзей: Лены, Вадима, Валеры, Светы… Одетые по-вечернему, они стояли у противоположного входа с бокалами в руках. И тут все стало ясно. Только теперь до меня дошло, что план Дениса был гораздо тоньше, чем я предполагал вначале. Наш спор о Фаулзе, арест в Касабланке, сам детектив — все это было только преамбулой, наживкой; так сказать, настоящий сюрприз ждал меня здесь, на яхте, и я попался на крючок как обыкновенный мальчишка.

День рождения праздновали в море. Естест­венно, много говорили о моем приключении. Выяснилась любопытная деталь: сам сценарий, а на языке профессионалов — «гейм», неоднократно корректировался. Он предусматривал все по максимуму — Пуаро и Мегре отдыхают.

Теперь DVD-фильм с шокирующим названием «Никогда не езди в Марокко!» занимает достойное место в моей видеотеке. Жаль только, не удалось продолжить знакомство с Эрикой: контракт каскадеров запрещает им поддерживать внеслужебные отношения. Что ж, это понятно: шпионские тайны…

«СОДИС» выражает благодарность отелю Le Royal Mansour Meridien, каскадерам группы Bravo и лично Сергею Белову, согласившемуся рассказать о своих приключениях.