Лучший город для свадьбы

Алена Журавская

OPEN!, весна 2008



Венецию мы не выбирали. Она сама выбрала нас, а потом выхватила из праздной толпы и столкнула на мосту Риальто. Чтобы спустя год повенчать. Истинно по-венециански.

— Как красиво! — невольно воскликнула я, любуясь, как зеленоватые воды Большого канала, омывая основания старинных палаццо, сливаются с пронзительной голубизной Венециан­ской лагуны. А ты, тогда еще просто обаятельный незнакомец, остановился в двух шагах и, проследив мой взгляд, вдруг продолжил мою фразу на чистом русском:

— А знаете, когда-то венецианские дожи с благословения папы обручались с морем. На своей парадной гондоле они добирались до самой середины залива, чтобы бросить в воду обручальное кольцо. Говорят, их там уже сотни полторы… Наверное, поэтому Венеция — лучший город для свадьбы, — добавил ты то ли в шутку, то ли всерьез.
Оказалось, всерьез. Поэтому, когда год спустя речь зашла о месте свадебного торжества, мы не стали крутить глобус и, зажмурившись, тыкать в него пальцем: мы заранее знали, что он все равно укажет на Венецию.

И вот отель Bauer Il Palazzo — один из тех старинных палаццо, что были свидетелями нашей первой встречи на Большом канале. Минуя анфиладу комнат и гостиных Королевского сьюта, мы вышли на изящный балкон. Перед нами открылся, пожалуй, самый завораживающий пейзаж Венеции и его точная копия, будто ожившая в зыбком зеркале канала. И уже как-то с трудом верилось, что за спиной неслышно работает кондиционер и что достаточно нажать кнопку, чтобы в недрах мраморной ванной комнаты забили расслабляющие струи джакузи.

Все предсвадебные хлопоты, включая посещения парикмахера и стилиста, были аккуратно спланированы. Наша постоянная помощница Барбара прекрасно говорила по-русски, она успевала угождать каждому и внимательно следить за тем, чтобы все происходило точно в назначенное время.

Ровно в 11.30 доставили феерический букет невесты и очаровательные икебаны для каждой нашей гостьи. Затем прибыли видеооператор и фотограф — с этого момента они не упускали ни одной подробности грандиозного события. Наконец к парадному входу были поданы гондолы, щедро убранные цветами. На сияющем черным лаком борту одной из них сияла золотая корона.

Вечно подтачиваемая водой и временем и оттого еще более прекрасная и притягательная Венеция поплыла мимо нас, плавно покачиваясь в такт движениям весла гондольера. В традиционной соломенной шляпе и красной тельняшке, улыбчивый и артистичный — у здешних гондольеров это в крови, — он привычно лавировал по узкому лабиринту каналов, ловко отталкиваясь от наступавших отовсюду зданий, и воспевал свой город в старинной баркароле. Нырнув под десяток старых мостов, наша гондола задержалась на мгновение под мостом Вздохов: говорят, поцелуй под его изящной аркой продлевает любовь…

Между тем где-то справа на куполе главного собора прогарцевали бронзовые кони и крылатый лев на венецианских вратах перевернул страницу мраморного Евангелия. И в тот самый миг, когда бронзовые мавры на Часовой башне отбили два удара, наша гондола причалила к палаццо Пизани Моретта, где нас уже ждали двор­цовые пажи в расшитых ливреях. С за­жжен­ными факелами в руках они препроводили нас в парадный вестибюль.

...Мы будто оказались в другом мире, как если бы перед нами раскрыли средневековую книгу. И вот с ее страниц сошли глашатаи Венеци­ан­ской республики и затрубили в трубы, приветствуя нас и наших гостей.

— Узнаешь? — шепнул мне ты, когда из глубины дворца возникли три таинственные фигуры и засвидетельствовали свое почтение глубокими поклонами и реверансами.

— Казанова?! — От охватившего меня почти детского восторга захотелось захлопать в ладоши. Но я сдержалась: слишком сильным было ощущение собственного величия в центре этого сказочного действа.

— Другой синьор — это Марко Поло, — подсказала Барбара, — а их спутница — Бригелла Ло­рен­ци, знатная венецианская дама. В XVIII ве­ке ее наряд был бы верхом роскоши и изыскан­ности.

Глашатаи вновь взялись за трубы, и мы проследовали в зал Тьеполо, предназначенный для бракосочетания. От счастливого волнения и восхитительного аромата роз немного кружилась голова. Но еще больше хотелось кружиться самой. Но тут настала партия струнного трио, и на «авансцену» вышел дож Светлейшей республики. Он начал це­ре­монию по традиции на итальянском, учтиво кивая Барбаре после каждой фразы, чтобы та перевела ее для нас на русский.

Итак, нас торжественно объявили мужем и женой. И тут же распахнулись двери в гостиную Гуарана, где ожившие герои старинных венецианских карнавалов, разбившись на пары, сплели руки и образовали «арку любви». Рука об руку мы прошли сквозь нее, осыпаемые лепестками роз. Здесь же нам преподнесли изящно оформленное свидетельство о заключении брака.

Наши гондолы взяли курс на площадь Сан-Марко. В одном из очаровательных кафе, что сплошной вереницей расположились под ее знаменитыми аркадами, нас ждал приятный десерт: шоколадные эклеры, бисквиты со свежими фруктами, печенье, изготовленное по старинным венецианским рецептам, нежнейшее мороженое и восхитительный фруктовый торт, украшенный тончайшей глазурью. И все это под благородно искрящееся Dom Perignon, доставленное к нашему торжеству из старых винных погребов.

Солнце уже клонилось к горизонту, когда, отойдя от ближайшего к Сан-Марко причала, вереница наших гондол вырвалась на просторы Вене­ци­ан­ской лагуны. Мы подошли к тому самому месту, где знатные вельможи совершали обряд обручения с морем. Тогда ты положил на мою ладонь два сплетенных серебряных колечка — символический дар морю. Через мгновение, осле­пительно сверкнув в закатных лучах, они исчезли в пронзительной синеве.

А между тем нас ждал апофеоз празднования. «Свадебный ужин накрыт в одном из лучших гастрономических ресторанов Венеции, — сообщила Барбара. — Он называется De Piris и находится как раз в вашем отеле. У нас он известен как ресторан для гурманов, а его шеф-повар Джованни Чиреза известен далеко за пределами Венеции».

После подобающей случаю торжественной встречи нас пригласили за великолепно сервированный стол, украшенный свечами в бронзовых канделябрах и трогательными букетиками ландышей. Обильное меню заслуживает отдельной главы в увесистом фолианте haute cuisine.

Мерцали свечи, музыканты во фраках исправно создавали романтическое настроение, звенели бокалы, гости веселились. А мы были просто счастливы.

Вдруг погас свет. Внесли сверкающий свечами фантастический свадебный торт. И вся ночная Венеция с ее дворцами, мостами и гондолами заглянула в огромные панорамные окна ресторана и присоединилась к нашему празднеству.

…Наутро меня разбудил солнечный луч, проскользнувший сквозь тяжелые дворцовые порть­еры. Бесшумно, чтобы не потревожить твой сон, я оделась и вышла на балкон. На зеленоватой воде канала покачивались сотни солнечных зайчиков. Ослепленная их сиянием, я зажмурила глаза и замерла от дивного ощущения счастья.

Совсем рядом послышались осторожные шаги. Легкий ветерок будто коснулся моего уха, и голос, такой родной и любимый, произнес: «Скажи, ведь Венеция — это лучший город для свадьбы…»

Подробная информация и бронирование
в туристической компании «Содис»:
(495) 933 5533, www.sodis.ru.