Праздник из ничего

Алена Журавская

OPEN!, осень 2008



...И все же настоящий сюрприз — это вовсе не то, о чем пишут в романах и киносценариях. И даже не то, чего порой страстно ждешь, затаив дыхание. Истинный сюрприз настигает тебя внезапно — не давая опомниться — без тонких намеков и долгих конферансов, ошеломляя своей яркостью и эффектностью. Но во сто крат он бесценней, когда сделан руками твоих близких, твоих друзей.

...Париж, куда мы в тот уик-энд прибыли всей компанией, показался мне невероятно пресным. Промозглое межсезонье напрочь смазало его обычный щегольской лоск. Даже не завершив традиционного променада по Елисейским Полям в направлении размытой в дымке дождя площади Согласия, мы разбрелись по магазинам. Но это не добавило настроения: бутики на авеню Монтень распродавали уже знакомые коллекции прошлого года. В результате в отель — по традиции мы остановились в «Георге V» — я вернулась с пакетом никчемных дорогих безделушек.

— «Лидо» сегодня отменяется, — в довершение всего сообщила мне по телефону Варвара. — Решили поужинать здесь — в Le Cinq.

Ужин немного задерживался — не все еще собрались. Чтобы как-то занять время, я достала сигарету и, ради смеха, попыталась угадать, кто из сидевших за столом мужчин окажется проворнее. Проворнее оказался официант. Сделав артистичный жест, он чиркнул зажигалкой с таким апломбом, будто это было волшебное огниво. Зажигалка дала осечку. «Факир был пьян…» — пошутил мой сосед слева и поднес мне зажигалку сам. Все рассмеялись. Но официант лишь загадочно улыбнулся и, будто походя, взмахнул рукой над стоявшим в центре стола канделябром. Свечи вспыхнули. Все замерли в изумлении.

— Что за шутки?! — прервала наше мгновенное оцепенение Варвара; она, как всегда, опоздала и теперь с негодующим видом перелистывала меню, вертя его то так, то этак. Через секунду мы хором вторили ей, обнаружив под обложками с тисненым вензелем Le Cinq полнейшую абракадабру, набор букв, позаимствованных, похоже, сразу из всех алфавитов мира.

— Миль пардон, — засуетился официант, быстро собрал разбросанные по столу меню в стопку и... тут же раздал их заново, сделав приглашающий жест.
Никто, естественно, даже не пошевелился.

— Может, позвать метрдотеля? — предложила все та же Варвара (самая находчивая из нас). Но официант уже поспешил открыть меню сам. На первой же странице обнаружился список аперитивов. Причем на русском!

Странно, но и остальные меню, при повторном взгляде, оказались вполне понятными.

— Цирк, да и только! — пожимали мы плечами.

Тем временем официант уже занес в блокнот последний заказ — и вдруг в изумлении всплеснул руками:

— Для чего вы перепутали все приборы, господа?

С приборами и вправду оказалась полная неразбериха. У кого-то не было вилок — зато ложек в избытке, а передо мной сверкали сразу пять десертных ножей, хотя я могла поклясться, что изначально стол был сервирован comme il faut.

— Нет, все же надо позвать метрдотеля, —настаивала Варвара.

Но он был уже тут как тут:

— Прошу прощения, господа. Сегодня, похоже, в воздухе витает что-то… мистическое. Поэтому хочу заранее извиниться за возможные недоразумения...

— Это называется «заблаговременно сфабрикованное алиби», — подвел резюме Семен (самый проницательный из нас). — Не удивлюсь, если под этим соусом нам попытаются выдать ливерную колбасу за фуа-гра!

Тем временем сомелье разливал по фужерам заказанное нами «для начала» Veuve Clico. Я точно помню: фужеров было десять, а бутылка, почему-то, всего одна. По всем законам физики, шампанское должно было иссякнуть максимум на седьмом, но, похоже, в тот вечер кто-то и впрямь отменил и сами законы, и их следствия. И я начинала догадываться кто...

С закусками все обошлось без эксцессов — разве что в солонке не оказалось соли. Но официант немедленно добыл ее прямо из возду­ха — никто даже возмутиться не успел. Наобо­рот! Почуяв интригу, все веселились от души, особенно, когда нам то и дело подливали ви­но — и белое и красное из одной бутылки! Впрочем, об этом тут же забыли, когда дело дошло до горячего.

— Шутки шутками, но я предупреждал, — почти всерьез нахмурил брови Семен, обнаружив под блестящим колпаком сервировочного блюда пару вареных яиц вместо цыпленка, томленного в вине под манговым конфетти.

— А ты метрдотелю скажи… — начала было снова Варвара.
И тут официант, мгновенно среагировав на слово «метрдотель», сделал умоляющие глаза и быстро накрыл блюдо с яйцами крышкой, и со словами «Ваш цыпленок, месье» тут же ее поднял. Мы ахнули! Под крышкой действительно оказался цыпленок, но далеко не томленный в вине — напротив! — абсолютно живой! А через секунду по безупречно накрахмаленной скатерти бесцеремонно расхаживали уже полдюжины птенцов — ровно столько блюд из птицы было заказано.

— Ваш сибас с трюфелями, мадам! — торжественно возвестил официант, прервав веселый переполох. И все с любопытством уставились на меня. Затаив дыхание, я приподняла крышку — все дружно захлопали, когда под ней обнаружился крошечный аквариум с юркой золотой рыбкой! Однако настоящая овация случилась чуть позже: когда официанты вновь накрыли все блюда, несколько раз поменяли их местами и, собрав со стола живой «инвентарь», с пожеланиями приятного аппетита ретировались… а все, что было заказано, каким-то чудом оказалось на своих местах!

Все развеселились, как дети, которые готовы поверить в любые чудеса. И только Арсений (самый жизнерадостный из нас) веселился, в основном глядя на нашу реакцию.

Тут я уже не выдержала.

— А знаете, кто здесь главный фокусник? — ощущая себя почти Шерлоком Холмсом, громко произнесла я и красноречиво посмотрела на Арсения в упор.

— Браво! — не стал отпираться он. — Но как ты вычислила?..

— Элементарно, Ватсон! Ты один улыбался, когда мы мокли на Елисейских Полях и сетовали, что праздник не получился. А потом еще бросил, как бы невзначай: мол, праздник нужно уметь делать из ничего!.. Одно непонятно — когда ты успел все устроить?

Девять пар вопрошающих глаз устремились на Арсения.

— Сюрприз был тщательно спланирован еще в Москве — чтобы без осечки, — просто признался он (будто изобретать праздники для него было обычным делом). И со вкусом раскланялся под шквал благодарных аплодисментов.

К десерту наши «официанты», оказавшиеся профессиональными фокусниками, облачились в сверкающие костюмы и затеяли очаровательное шоу — с букетиками фиалок, вылетающими из накрахмаленных салфеток, с парящими в воздухе подносами фруктов и с разноцветными искрами, то и дело разлетавшимися из-под их ловких пальцев — к чему бы они ни прикасались!

Внезапно совсем рядом что-то ярко вспыхнуло. От неожиданности мы на мгновение прикрыли глаза, а когда открыли… Извергая потоки радужного огня, многократно отражаясь в настенных зеркалах, перед нами предстал сказочный дракон. (Его эффектное появление явно приберегли под занавес.) Дракона сопровождала целая свита больших красочных попугаев, наперебой выкрикивавших что-то по-французски. Мы прислушались: они кричали «Vivat!».

— Vivat! — подняв бокалы, радостно подхватили мы. — Vivat, Арсений!
Это ведь он — самый изобретательный из нас — устроил в ненастном Париже этот сверкающий праздник
— праздник «из ничего»!

Поездка была организована туристической
компанией "Содис". Заказать путешествие
по сценарию можно по телефону: (495) 933 5533.