Ницца. Диван Наполеона

Галина Топаева

Весь мир, №2 1997



Мы встретились в аэропорту.
- Содис, - сказал мне приятный молодой мужчина.
- Галина, - ответила я.
- Нет, Вы не поняли. «Содис» - это наша туристическая фирма, которая сотрудничает с отелем Negresco.
- Мы едем в Negresco?!! – поразилась я.
- Да. В один из самых известых отелей мира.

Мне нравятся солнце и море. Мне нравится Ницца, в старые улочки которой вплетена сама история. Когда-то все русские, у кого были деньги, от Александра II до Ленина, ездили сюда отдыхать.

Люблю королей и звезд рок-н-ролла. Люблю роскошь и ненавижу музейные таблички «Руками не трогать». Ну зачем, скажите на милость, нужен диван Наполеона, если на нем нельзя поваляться?

А в Ницце можно все. Хотите проверить — приезжайте в отель Negresco. Negresco — творение румынского эмигранта Энри Негреско. История отеля похожа на сказку, как и он сам. Перед тем, как строить свое любимое детище, Энри Негреско объехал все лучшие отели мира и решил, что его «Дворец Средиземноморья» будет лучшим из лучших. Что нам стоит дом построить...

Здесь жили все мировые знаменитости, побывавшие в Ницце после 1912 года. Чтобы убедиться в этом, достаточно полистать Золотую Книгу записи приезжих. Впечатляет даже простое перечисление: Сальвадор Дали, Пабло Пикассо, Гарри Трумен, Уинстон Черчилль, Нельсон Рокфеллер, Луи Армстронг, Мирей Матье, Монсеррат Кабалье, Фрэнк Синатра, Клинт Иствуд, Мстислав Ростропович, Марлон Брандо, Бриджит Бардо, Эрнст Хемингуэй, Юрий Гагарин, Уолт Дисней и т.д., и т.п. В 1967 году в Negresco останавливались «Битлз» и здесь же написали песню “Full on the Hill”. Говорят, кроме всего прочего, в Negresco снималась одна из серий фильма про Джеймса Бонда. Так что, думаю, диван, на котором спал сам Наполеон, там найдется обязательно.

У парадного входа этого великолепия, начинаю чувствовать себя французской королевой — двери медленно отворяются, молодые люди в красночерной форме «а-ля Франсэ» (точно такой же, в какой щеголяла прислуга лучших домов Франции XVIII—XIX веков) торжественно кланяются мне... и отнимают чемодан. Я слегка вздрагиваю, но меня уже ждут портье, лифт, роскошные апартаменты и важные государственные дела. Номер забронирован, и молодой человек с моим чемоданом идет туда, я же, тайком затерявшись в коридорах, совершаю первое путешествие по Negresco. Каждый этаж посвящен какой-нибудь исторической эпохе. Чем выше, тем древнее. На втором этаже я пробралась к началу XX столетия, на четвертом — к началу XIX, стиль ампир, а пятый вернул меня в эпоху Наполеона III. Очевидно, гости отеля могут выбирать обстановку на свой вкус. Тем более что в отеле нет двух одинаковых номеров. Каждый обставлен уникальной антикварной мебелью, и даже современная сантехника выдержана в общем стиле и гармонирует со старинной обстановкой, так что, зайдя в ванную комнату, я долго вспоминала, в каком веке были изобретены умывальники, краны и прочие эмалированные штучки.

Скажу сразу, если вы испытываете почтение к музеям, вам, вероятно, будет сложно хозяйничать среди местной роскоши. Отель Negresco в списке исторических памятников Франции находится где-то недалеко от Версаля. Стоя посреди своего номера, я долгое время боялась шагнуть вперед и лишь благоговейно вздыхала. Однако, если вдруг я встречусь с диваном самого Наполеона, где же я найду мужество валяться на нем? И волевым усилием я заставила себя упасть в кресло. Весь вечер я упражнялась, перекладываясь с кровати на кресло, с кресла на ковер, с ковра в полную ванну. Лишь поздно вечером я решилась на второе путешествие по отелю.

Отель как город: площади-залы, улицы-коридоры, арки, жители, двери домов.
«Где вы живете?» — «В Negresco».
Вот площадь Royal Salon (Королевский салон) — центр здания. Салон устлан ковром стоимостью в 300 тысяч франков золотом (золотой франк начала века был гораздо тяжелее нынешнего).

Mузейных достопримечательностей на площади Royal Salon много. К созданию стеклянного сводчатого неба приложил руку Гюстав Эйфель, творец знаменитой Эйфелевой башни — металлический каркас крыши ковался в его мастерской. Четырехметровая хрустальная люстра делалась но специальному заказу царя Николая II. Хитрые французы сделали две одинаковые люстры. Одна и сегодня освещает зал Св. Екатерины в Кремле, а вторая сияет в Ницце, под прозрачным куполом Королевского салона. Солнце Negresco. Красный ковер салона считается одним из самых больших ковров в мире, он был соткан специально для Negresco. 300 тысяч франков золотом были десятой частью от стоимости всего отеля. Площадь этого ковра — 375 квадратных метров. Моя королевская особа бредет по окраине ковра и представляет, что ровно в полночь (или в полдень, или в другой значительный час) бьют часы и на улицы города Negresco выходят уборщики, выносят швабры, ведра, пылесосы. Двенадцать человек торжественно входят в Royal Salon и неторопливо скатывают Его-Величество-Ковер. Начинается карнавальная ночь, хаос и суета, сакральное действо — Король в изгнании, бал правят метлы и механические гудящие ведьмы. Потрясение, очищение, и к утру отель как новенький.

Я перехожу в Салон Луи XIV (из Королевского салона — направо). Он тоже полон уникальных вещей, и главная диковина — потолок. Каменный, монументальный потолок залы старинного замка? Верно. Некогда он пыл целиком перевезен в Negresco из замка святого Пьера д’Альбиньи, построенного блистательным королем Солнце в XVII веке (сестра возлюбленной короля — племянница кардинала Мазарини тоже требовала монаршего внимания). А десятитонный камин привезен из замка Отфорт. Я долго с подозрением вглядывалась в золотой блеск лепнины. «Не удивляйтесь, — откуда ни возьмись возник Содис. — Это действительно 24-каратное золото, а не краска». Боже мой, какая цыганская роскошь. Хочется оторвать кованый листик и проверить золото на зуб. «Проголодались? — Содис как всегда необыкновенно внимателен. Он уверенно ведет меня по коридорам отеля и рассказывает. — Ресторан «Шантеклер» заслуживает внимания. Там также есть вещи, перевезенные из старинного замка: подлинная деревянная мебель, сделанная в 1751 году для Приемной залы замка де Шантр. Прежде чем поставить в ресторане эту мебель, пришлось полгода реставрировать, зато теперь она как новенькая, и вы можете смело развалиться на музейном экспонате».

— Скажите, а Наполеон никогда не был в Приемной зале замка Шантр?
— Наполеон? Не знаю. А что?
— Да нет, ничего... А диван среди подлинной мебели есть?
— В Negresco есть все.

Старинные стулья я видела и в музеях, а кот такое обслуживание, как в «Шантеклере», встречала нечасто. Еда здесь — изысканно обставленный ритуал, и лучших французских аристократических традициях.

Кушанья подносятся под серебряными колпаками и подаются по часовой с грелке, начиная с дамы. Метрдотель и официанты стоят рядом, готовые выполнить все пожелания гостей или подробно рассказать обо всех тонкостях заинтересовавшего вас блюда. Русских здесь знают и заботятся, как о родных. Я открываю меню. Оно составлено на прекрасном русском языке. Меню обычное, меню дегустации (специальное). Я читаю второе:
Меню «Шантеклер»
Спаржа со сливочным маслом и пармезаном, соус с трюфелями, яйцо в мешочек.
Жареный морской окунь с перцем, помидоры с базиликом, бисквит с оливковой пастой. Молочная баранина, пельмени с сырной начинкой, артишоки с бобами, помидоры с петрушкой.
Набор выдержанных сыров.
Замороженное шоколадное пирожное с кокосовым орехом.
440 франков.
Без сыра - 395 франков...

Обед был настолько хорош, что я даже забыла о своей ideo fix — диване. А между тем диван был неподалеку, в небольшом уютном холле. От его обивки необыкновенно пахло смесью дамских духов, мужских одеколонов с легкой примесью пыли веков.

Позже я сидела, лежала, валялась, мечтала и дремала на этом диване. Может быть, Наполеон никогда и не сидел на нем и даже не видел. Главное, что на нем сидела я. Содис сказал мне. что узнал специально для меня — в Negresco есть резной будуар Наполеона и ковер, принадлежавший сыну Бонапарта. Я не попала в будуар, но это уже было неважно. Главное, что в Negresco живет имя Наполеона, живет и множество других известнейших мировых имен. Negresco, как старинная резная шкатулка, хранит их славу на бархатных и гобеленовых подушечках, серебряных подставочках. Приподнимая крышку, мы не дыша разглядываем эти сверкающие драгоценности, шепотом делимся впечатлениями и снова закрываем сокровищницу. Живи вечно, золотая пыль веков.
Щелк.

До встречи, милый N.

Редакция благодарит туристическую компанию «Содис» за помощь в подготовке этого материала.



Фотогалерея