Французская Полинезия

Лимузин, №2 1998



Когда мне позвонили из турфирмы «Содис» с предложением поехать в Полинезию в составе небольшой группы пишущих и снимающих, я поинтересовалась: «А где это?» «В Океании, где съели Кука. На край света полетим».

Бора-Бора - первый из островов, который нам предстояло посетить. Насчет края света в агентстве были правы: 23 часа лету - это не шутка. А вот в отношении Кука - не совсем. Туземцы оказались галантными. На каждом шагу «пардон, мадам», «сильвупле, мадам» - чувствовалось французское влияние. Кстати, и саму Полинезию часто именуют французской, поскольку она является заморским департаментом Франции. Да и государственный язык там - французский.

Поселили меня в бунгало, стоявшее прямо в воде на сваях. К домику прилепилась терраса со столиком и двумя шезлонгами. Спускаешься с нее по лесенке, - и ты среди тропических рыб. Маска с трубкой в этом домике - непременный атрибут, как зонтик в европейском отеле. Набор развлечений на острове традиционный: подводное плавание, рыбалка, теннис и прочие радости, хотя есть и нечто оригинальное, например, кормление акул.

Долго выясняла, чем или кем конкретно этих хищников кормят. Предложили съездить и посмотреть. Рискнула. Посреди океана всех пассажиров лодки спустили на воду. Зрелище - обхохочешься: кормчие выдали маски с трубками, натянули на мелководье веревку с буйками и велели туристам за эту веревку держаться. Из воды торчали трубки и задние части торсов. Акулы оказались маленькими и вполне мирными: ели только мелкие кусочки рыбы, которые им подсовывали. Все здешние острова окружены рифами, так что крупных экземпляров во внутренних водах нет. Потом нас, туристов, пересчитали и повезли в лагунарий.

Я полагала, лагунарий - просто аквариум. Оказалось, нет. Снова выдали маски с трубками и выпустили в воду, разгороженную сетками. А там – диковинных рыб, черепах, акул видимо-невидимо. Иногда было жутковато – плывешь себе тихо-мирно, а навстречу целая стая скатов, плавниками машут, как птицы крыльями. В поле зрения то и дело попадали японцы. Мудрые азиаты в воду лезли в майках, и правильно делали.

Солнце такое жгучее, что даже специальный защитный крем не спасает. Только зря на него 17 долларов потратила. Все равно обгорела. Сама виновата – нечего было в новом купальнике щеголять.

Остров Муреа – следующий пункт назначения. На этот раз живем в прекрасном отеле «Рояль Парк». Оказавшись в номере для новобрачных, благоухающем ароматами тропических цветов, невольно приходишь к мысли, что все-таки Полинезия - это прекрасное место для досуга вдвоем.

Праздных туристов на острове развлекают дельфины. Морские животные так прижились в прибрежных водах, что отказываются уплывать в открытое море. Те, кто не страдает клаустрофобией, могут поглазеть на обитателей глубин через иллюминатор самой настоящей подводной лодки. Помещаются в ней всего три пассажира и пилот.

Увы, испытать эмоции капитана Немо мне не удалось. Сорокапятиминутное подводное плавание стоит 140 долларов, а места в лодке бронируются заблаговременно. Мы же на Муреа провели всего две ночи. Зато побывали в «настоящей» полинезийской деревне.

Туристическая «Тики вилидж» гремит на весь архипелаг. Сначала гостей полчаса везут морем. На берегу их поджидают туземцы. Бьют в барабаны (невольно вспоминаешь старину Кука). Потом туристам демонстрируют быт и нравы деревни, начиная от сбора кокосов и заканчивая технологией нанесения таинственной татуировки. В хижину даже проведен электрический свет, чтобы мастер не промахнулся, нанося рисунок портативной бормашинкой. Татуировка здесь не просто дань моде. В ней – вся история длинного рода. Владеющий языком тату без труда узнает, чем был славен прадед этого полинезийца.

Женский труд не претерпел каких-либо изменений. Как и прежде, островитянки плетут венки и корзины. Пищу тоже готовят по старинке – в земле. Вырывают яму, засыпают ее тлеющими углями, ставят решетку, на нее - рыбу, мясо, овощи. Сверху закрывают все крупными листьями, затем кладут мешковину и заваливают песком. Раззадоренных запахами туристов ведут ужинать.

Подозреваю, что предложенная нам еда была приготовлена на обычной кухне. Ведь чтобы насытить такую прорву оголодавших визитеров, пришлось бы всю деревню изрыть траншеями. Тем не менее, вкусно так, как может быть только в полинезийской деревне. Во время трапезы нас развлекали демонстрацией местной моды. Показывали многочисленные способы укутывания мужского и женского тела в парео (кусок ткани). Никогда бы не пришло в голову, что существует столько вариантов укрытия библейских мест. Потом давали шоу с полинезийскими песнями и плясками. Развозили туристов на автобусах. Наиболее зажиточные аборигены возвращались к месту жительства на личных машинах.

Об автобусах и автомобилях в Полинезии забываешь, так как основной способ сообщения между островами - воздушный. У здешних пилотов самолеты - что-то вроде рейсовых автобусов. Когда самолет снижается, кажется, он вот-вот плюхнется в океан. Но каким-то чудом выруливает на посадочную полосу - мы уже на острове Манихи!

Вообще-то, это не совсем остров, а классический атолл, то есть коралловое кольцо. На нем - песок и пальмы, снаружи и внутри - вода. Проживают на кольце всего 800 человек

На сей раз мне досталось бунгало не на воде, а на суше. Белый песок, пальмы, напротив - островки размером 5 на 5 метров с двумя шезлонгами под пальмами (хорошо продумано - не надо свой тащить). Однако рядом с моим домиком было мелководье. Пришлось сесть на велосипед и рвануть к океану.

Поездка среди пальмовых плантаций - приятна. Берег океана резко обрывается вниз, но мне удалось найти место, пригодное для купания. Бросила велосипед под соснами. Пожилая пара брела по пляжу в поисках ракушек. Старики в воду не лезли. И, как выяснилось, были совершенно правы. Прибрежные камни оказались невероятно скользкими, а глубина всего сантиметров двадцать, по колено. Я удалилась в океан метров на пятьдесят (глубина была все той же) и замерла в оцепенении - впереди разверзлась бездна. Открытый океан. Вернулась на берег, устроилась под семенами. Солнце садилось.

Невесть откуда появились мошки, которые больно кусались. Пришлось натянуть шорты и майку и двинуться к дому. На дорожке постоянно тормозила, чтобы не раздавить ползающих по ней огромных крабов.

Потом был ужин. Званый ужин. С нами трапезничал главный менеджер отеля. Все мы принарядились. Вечерние туалеты и все такое прочее... А менеджер пришел в шортах и босиком. Как тут не сказать «страна контрастов»!

Утром визит на жемчужную ферму. Теперь я все знаю про жемчуг, особенно черный. Был соблазн взять ракушку с собой - для разведения жемчужин, но потом сообразила: если в домашнем аквариуме создать такой соляной раствop, как в Тихом океане, то все золотые рыбки разом передохнут. Здесь можно было купить ожерелье за 30 000 долларов, вроде того, что приобрела себе Элизабет Тейлор. Или, подобно Шарон Стоун, раскошелиться только на серьги. Но для серьезной покупки я не созрела, а размениваться по мелочам не хотелось.

Последний пункт поездки - Таити... Отель с дельфинами, греблей на каноэ, подводным плаванием, корзиной фруктов, которую напоследок съесть нет мочи.

Все взахлеб: "Гоген, Гоген!" Однако сопровождавшая нас по Папеэте - столице Полинезии - экскурсовод Софи разочаровала - в музее Гогена сохранились только отдельные вещи художника да репродукции его картин. Поэтому я приобщению к культуре предпочла поход на рынок - хотела купить себе что-то национальное. За полтора часа прочесала его трижды. Ракушки, ракушки (я их и так набрала на Манихи). Приглянулся бюстгальтер из половинок кокоса, но для нашего северного климата вещь совершенно непригодная.

На обратном пути, во время транзитной посадки в Париже, я отправила мужу телеграмму: «Если летом мы не поедем в Полинезию, подаю на развод!»

Редакция благодарит за содействие в подготовке материала турагентство «Содис», организующее индивидуальные туры в Полинезию.



Фотогалерея