Остров везения

Playboy, 2000



Этот остров — маленькая действующая модель представлений человека о том, что такое рай. Солнце. Воздух. Водная гладь, плавно переходящая в небесный свод. Чудесная музыка. Веселые черные люди, живущие так, как хотел бы жить каждый — размеренно, неспешно, с чувством собственного достоинства. В общем, жуй кокосы, ешь бананы: все включено.

Говорят, Ян Флеминг, всю жизнь зимовавший на Ямайке, влюбленный в нее и написавший здесь «Бондиану» от первой до последней строки, скрыл от общественности один немаловажный факт. Вероятно, он даже сделал это, чтобы ввести в заблуждение агентов КГБ. Дело в том, что Джеймс Бонд был ямайцем по национальности. В этом не оставляет никакого сомнения его свирепый патриотизм и вулканическая гетеросексуальность, совершенно невозможные у обыкновенного британского агента. Если добавить к этому его любовь к супербыстрым автомобилям, к еще более молниеносному сексу, страсть к оружию и рискованным коктейлям, то получается стопроцентный ямайский характер. Байки про швейцарскую школу и шотландских предков, по-видимому, потребовались Бонду для поступления на работу в MI-5.

Конечно, сегодня, если бы Джеймс Бонд валялся на пляже со сногсшибательной блондинкой, например с Урсулой Андерс, то вряд ли у него бы все просто сложилось. Урсуле пришлось бы выбирать между ним и дюжиной красавцев в дредах, которые наперебой стремились бы открыть перед ней возможности острова. «You are pretty gyal. Want massage? Deep-deep diving? Rent boat? Spliff? I’а man! Everyting gonna be all right!» Как-то раз друзья из туристического агентства «Содис» в приватной беседе рассказали нам о сети ямайских отелей Hedonism, где можно «все, что мама не велит», и куда они организуют эксклюзивные туры. И вот в первый вечер на Ямайке мы сидим за большим круглым столом в ресторане и ужинаем. Ко мне приближается дочерна загорелая американка лет сорока пяти с идиотически счастливым выражением лица. Я мысленно готовлю тот небогатый словарный запас, который необходим для общения с американцами: «great», «lovely» и «see you later in the bar». Однако дело поворачивается по-другому. Классно, что вы приехали,— говорит она, задирая платье до подбородка. — У меня классный пирсинг, isn't it? По два кольца в двух сосках, три в пупке и одно в клиторе». Она берет мою вилку и водит ею, как указкой. Ее лобок с выгоревшими на солнце редкими волосками оказывается прямо над моей тарелкой. Я вижу, что серьга в клиторе настоящая, а не какая-нибудь там клипса. «Трогай»,— предлагает она доверительно. «Great!»—отвечаю я по списку.—Lovely!» «See you in jac-cuzi»,— она отчаливает. «Фак ми! Фак ми!! О!!!!!! О, shit!..» — утробные вопли летят со сцены, где стоящая на четвереньках другая американская леди надрывается в микрофон. Это — конкурс среди постояльцев на лучшее изображение оргазма. Вечерок в Hedonism-II набирает обороты. Отель Hedonism-II в Негриле и только что открывшийся неподалеку в Очо Риос его суперсовременный собрат Hedonism-III — одни из самых горячих точек мирового секс-туризма. Hedonism-I, известный еще с 70-х годов, — ветеран сексуальной революции. Многие адепты ездят сюда десятилетиями. Девиз отеля: «Можно все, что обычно нельзя». Здесь не принято пользоваться одеждой. Не только на пляже, но и вообще.

Если в нормальных местах люди к ужину стараются прилично одеться, то здесь они парадно раздеваются. Освобождение от комплексов и от покровов происходит одновременно: мужчина семидесяти лет, одетый за ужином в плавки-стринги, вызывает не больше интереса, чем женщина в бикини, нарисованном на теле зеленой краской. Вечерний туалет, состоящий из белого носка, закрепленного резинкой у основания полового члена, считается избыточным.

Секс — главный сюжет ежевечерней развлекательной программы, нечто вроде бега в мешках в санаториях советской эпохи. Здесь тоже все происходит коллективно. Завсегдатаи ценят ночные джакузи. С двух часов ночи после оргиастических конкурсов в этих бурлящих бассейнах на самом берегу океана собираются истинные гедонисты и шанжисты (они же - свингеры).

ЛИНГВИСТИКА

Хотя официальный язык Ямайки — английский, большая часть народонаселения предпочитает колониальный патуа — искаженный английский с искаженными же вкраплениями других языков. Право сленга бывших рабов на самостоятельность постоянно дискутируется на острове. Патуа — творческий язык. Новые слова возникают ежедневно, в то время как старые молниеносно исчезают. Особенно обильно представлена тема секса: в ходу не менее пяти названии пениса, отражающих его разные возрастные стадии и физиологические состояния, и бесчисленные вариации на тему женских гениталий. Растаглавные лингвисты Ямайки, сопротивляясь всему «вавилонскому», разработали свою классификацию английских слов, отражающую их опыт, выбор и взгляд на мир как черного большинства. Раста сомневается во всех проявлениях «белой» системы и анализирует их, исходя из чувства черной самодостаточности; в языке меняет местами утверждение и отрицание, раскладывает слова по слогам и анализирует их звучание, находя новый смысл. «Understand» становится «overstand», «oppress»—«downpress» и т.д. Только регулярным передозом можно объяснить параноидальный педантизм этих лингвистических опытов (приветствуя Раста «Hello», можно получить прохладный ответ: «We are not in the hell, and I'm not low»).

«Мутные очертания голых тел, клубы пара, бурлящая вода, уханье и хлюпанье. Несмотря на то, что всякие совокупления приветствуются, ночные джакузи — это скорее клубы по интересам, нежели средоточие свального греха».

Общение возбуждается безлимитным алкоголем. Днем возможна бесплатная прогулка на легендарной яхте «Zaen», построенной в 1923 году в Саут-Хэмптоне и долгое время бывшей собственностью Аристотеля Онассиса. Интерьер не изменился: бронза, драгоценное дерево, кожа и прочие навороты. Все, как любил старина Ари. Помимо белоснежных палуб и кают-компании «Zaen» располагает одной спальной каютой циклопических размеров. В ней находится одна royal-king-sheikh-size bed, занимающая половину верхней палубы. Известно, что на борту яхты проводили медовый месяц принц Монако Ренье и Грейс Келли, что и поныне подогревает потенцию клиентов, ночующих на исторической кровати. Капитан «Zaen» Wynne Jones — человек харизматического облика с бакенбардами, красным носом и в белоснежной парадной форме. Он родом из Уэльса и ходит под огненно-красным львом—флагом своей родины. Он отдал нам историческую яхту для съемок на целый день, за что ему горячее плейбойское спасибо. Несокрушимое чувство собственного достоинства, мужской силы и самодостаточности — то, что питает известный всему миру феномен ямайской культуры. Представьте себе страну с собственной религией (растафарианизм), и своим Богом (Jah), с всемирно известными музыкой (регги), напитком (ром), прической (дреды) и сельхозкультурой (ганжа), при этом страну, меньшую по размеру, чем остров Тасмания. Это маленькая страна, но с величайшим чувством собственного достоинства. Дух Ямайки, прошедшей через рабство, завоевание, колонизацию и глубокий упадок, остался неукрощенным. В мире, где все пожирают друг друга, где ежедневный стресс захлестывает нам мозги и разрушает здоровье, голос Ямайки прост и понятен для всех: наслаждайтесь жизнью — такой, какая она есть, здесь и сейчас! Для ямайца неважно сдерживание ежедневных побед. Для него важна жизнь, взаимная любовь и удовольствие. «Yo, tek it easy, man,— говорит тебе ямаец. — Kick back, chop ten, everyting gonna be all right!» Ямайка стала местом, куда мы бежим для полного и чистого расслабления, для инъекции удовольствия. И она редко разочаровывает.

РАСТАФАРИАНИЗМ

Аутентичная ямайская религия, оказавшая влияние на все аспекты жизни острова и отчасти всего мира — от искусства до политики, языка и особенно музыки. Основана черным активистом и национальным героем Маркусом Гарви. Единственный Бог—Jah Ras Tafari Makonnen, известный как Негус Эфиопии Хайле Селассие. Настоящий Раста поклоняется Jah, противостоит Вавилону, верит в то, что черный народ объединится на земле Эфиопии (в Святом Зионе), не ест соли и мяса, курит ганжу, почитаемую священной, и после этого перетирает обо всем с другими Раста. Само собой, он носит дреды и покрывает их вязаной шапочкой (см. портрет Боба Марли). Цвета Раста — красный (понятно, кровь), черный (соответственно, кожа), золотой (победа над Вавилоном) и зеленый (плодородие конопляных полей Ямайкии Эфиопии).

Хайле Селассие Богом себя не считает и всю жизнь побаивался ямайцев за их безудержную к нему любовь.

Благодарность
Редакция выражает благодарность туристической компании «СОДИС» за организацию поездки съемочной группы PLAYBOY на Ямайку, администрации SuperClubs Super-Inclusive Resorts, а также Gosha Frankowska, Ingram Powell and his band, Captain Wynne Jones и экипажу яхты «Zaen», Andrew Marr and Half-Moon Beach Restaurant.



Фотогалерея