Острова везения в океане есть!

Лариса Сехон

Иностранец, №3 1998



Цветные фотографии имеют свойство приукрашивать действительность. Смотришь иногда на свой портрет в интерьере, напечатанный на «кодаке», и не узнаешь собственную квартиру. Думала, уже лет десять назад нужно было ремонт сделать, а оказывается, она замечательно выглядит. Или приезжаешь в город и не находишь знакомого по открыткам неба, жемчужного цвета стен, соблазнительных витрин. А находишь, к примеру, дождь, графити и окурки под ногами.

Удивление, которое я испытала, подлетая к Сейшельским островам, было сродни приятному открытию, что и продавцы иногда ошибаются не в свою пользу.

Море было синее и ярче, чем в самых соблазнительных проспектах, а зеленый остров походил на мираж. Самолет опустился на полоску золотого пляжа, и все прильнули к иллюминаторам. Волны перекатывались в десяти шагах от посадочной полосы.

На трапе голова закружилась от солнца, незнакомых, пряных запахов и стрекота птиц. Под ноги сыпались лепестки магнолий. При посадке в автобус возникла легкая суета с чемоданами. Я привыкла свои вещи носить сама, но группа, с которой я прилетела, имела задачу проверить возможности сейшельского сервиса; в результате эксперимента выяснилось, что он ненавязчивый - чемоданы желающих водитель автобуса загрузил, у самостоятельных вещи из рук не выдергивал.

Наша меняющаяся жизнь рождает профессионализм быстрее, чем профессионалов. Может, для кого и очевидно, а я впервые услышала, что работники туристических агентств называются туроператорами, а подводное плавание с аквалангом - дайвинг. Я постоянно попадала впросак. Менеджер нашей гостиницы показала на хорошенькую девицу в ресторане со словами: это имярек, наш аниматор. Звучало гордо, и я решила, что барышня прославилась своими мультфильмами как минимум на все Сейшелы. Оказалось, что аниматором в туристическом бизнесе называется помесь гейши с массовиком-затейником. Так вот: группы туроператоров, отправляющихся на разведку по новому маршруту за счет принимающей стороны, называются учебными группами. Наша группа состояла из сотрудников турагентства «Содис».

«Содис» любезно приглашает в свои учебные поездки представителей прессы. Со своей стороны могу свидетельствовать: работа туроператоров - не из простых. Представьте себе: море, солнце, вокруг целующиеся парочки, справляющие медовый месяц - в одной гостинице, где мы останавливались, было 68 ханемунеров (еще одно замечательное словечко из жаргона турбизнеса, от honey moon), - а наша группа в полном составе переезжает из гостиницы в гостиницу и записывает, где какое джакузи, сколько биде в номере, есть ли фен, факс и телевизор. Сколько номеров люкс, полулюкс, ординарных и «президентских». Президентские номера - лишь дань моде на демократию. С таким же успехом их можно называть королевскими.

Или в ресторане: шведский стол. На гигантской лодке - горы фруктов, рыба пятидесяти сортов в сотне различных соусов, все дары моря, креольская музыка, запах, сводящий с ума.

Учебная группа не расслабляется. Группа следит, с какой стороны подойдет официант и будет ли бутылка завернута в салфетку.

- Вова, белое допил? Спроси теперь красного, стакан сменит или нет?
- А ну встань. Теперь садись. Смотри, стул не подвинули. Это что, сервис?

В кругах, близких к турбизнесу, гостиницы с обычными ресторанами котируются гораздо выше. Дело, конечно, вкуса, но я не понимаю преимуществ a la carte перед шведским столом. Я люблю видеть, из чего выбираю, накладывать столько или чуть больше, чем могу съесть, и перемежать блюда небольшими пробежками.

В одном из ресторанов высокого класса я поднесла к губам сигарету. Из воздуха возник официант с зажженной зажигалкой. Тогда его проверили на вшивость. Даже некурящие достали сигареты одновременно в разных концах стола на двенадцать персон.

- Нет, это не сервис. Они хотят сказать, что это пять звезд? Ты видел, я минуты три ждал с сигаретой, пока он проснется. Вот я тебе скажу, в Индии ты только захотел закурить, а он уже рядом.

Это будни. Сейшельские менеджеры были всегда в хорошем настроении, улыбались, старались изо всех сил. Что понятно: они выступали в роли продавцов. Наша сторона должна была капризничать, придираться и делать вид, что их товар не так уж и хорош. Мы покупали.

Мне, получившей подарок от судьбы, мучительно не хотелось заглядывать в зубы этому коню. Не кривя душой скажу: мне нравилось буквально все. В любой гостинице хотелось остановиться. И в «Sunset beach», где в номере «люкс» круглые кровати, и в «Equador», где лучший ресторанный оркестр и мебель напоминает корабельную.

Зачем ванна, если в двух шагах теплый океан, голубизной превосходящий все на свете бассейны, количеством замысловатых рыбок не сравнимый ни с каким аквариумом, а волосы сохнут в пять минут безо всякого фена?

И все же один отель я присмотрела персонально для себя - «Blue Lagoon». В нем нет бассейна, казино, джакузи и факса. Я даже не помню, был ли там телевизор. Это небольшие бунгало в саду из тропических деревьев и цветов. Хозяйка собственными руками ухаживает за садом и по праву им гордится. В домике две спальни, гостиная и отлично оборудованная кухня.

Да, я забыла сказать, что именно не понравилось мне на Сейшелах. Цены. Они возмутительны. Они выше даже, чем в Москве. Кокосовый орех, точно такой же, как свалившийся под ноги с пальмы, в баре обойдется в два с половиной доллара.

Обедать каждый день в шикарных ресторанах, а других здесь просто не бывает, что бы ни говорили туроператоры, даже состоятельным людям может быть накладно. Рынок существенно дешевле. Рынок в каждой стране с точки зрения страноведения - исключительный источник познания. Сейшельский рынок эстетически привлекателен. Рыбные ряды, над которыми кружат мелкие цапли, фруктовые с плодами из райских садов, парео, корзины, рыбацкие сети. И что ни продавец, то типаж Феллини.

Готовить можно самому, а можно за небольшую плату пригласить кухарку. Тем более что испортить местные продукты не сможет даже шефповар столовой номер пять, поставлявший обеды в московскую школу, где я училась.

Рыба вынимается из океана удочкой, плетеным специальным бреднем или просто целлофановым пакетом (я своими руками зачерпнула дюжину глупых вертлявых рыбок, выпрыгивающих из воды, как только притормозит экскурсионный катер). Рыба жарится на углях (жаровня есть в любой кухне), заливается острым соусом из лука и овощей, гарнируется местным превосходным рисом и жареными бананами. Все. Это лучшее из блюд сейшельской кухни. Поверьте мне. Я честно перепробовала многие другие. Я не хочу сказать, что другие нехороши - креветки в ананасе или салат «миллиардер», к примеру. Рецепт этого салата незамысловат. На пять персон требуется одна молодая пальма, едва достигшая двадцатипятилетнего возраста. Пальма спиливается, с нее срезается верхушка, из верхушки вынимается белая сердцевина, натирается на терке и приправляется уксусом и маслом. Простенько и со вкусом. Но я, повторяю, стою за рыбу по-креольски.

Впрочем, я отвлеклась. Кроме кухарки можно пригласить няню. Сейшельские женщины на удивление ловко управляются с детьми. Ребенок не проснется, если подгулявшие соседи вернутся под утро в свой отдельно стоящий домик. Утром, выйдя на террасу, вдохнув теплого цветочного воздуха, покормите местных огненно-красных воробьев, и через чистую зеленую лужайку ступайте к морю. Пляж этого отеля не нуждается в рекламе.

Чистая лужайка отнюдь не отличает этот отель от сотни других. На Сейшелах траву принято подметать. Никакой техники. Веничками в четыре руки. Сначала я думала, что этот суперсервис предназначен исключительно для туристских глаз.

Потом я заметила тех же с веничками на автобусной остановке. Потом во дворе местной школы. А трава там растет на зависть англичанам карликовая, не нуждающаяся ни в стрижке, ни в бритье. И от этого остров приобретает почти стерильную чистоту. Где хочешь - сел, хочешь, пикничок разложи без салфеточки. Даже скучно. Что они делают с морской водой, уж и не знаю, но вода чистоты тоже доисторической. В довершение идиллии: на Сейшелах нет никаких ядовитых тварей ни насекомых, ни змей, ни хищных зверей, ни рыб.

Всей этой красотой и чистотой жители островов чрезвычайно гордятся. Они знают названия своих двадцати с чем-то видов пальм, сотни лиан и других растений. Умеют имитировать свист попугая, чтобы заставить птицу отозваться.

Достопримечательность Cейшельских островов, даже не всех, а второго по величине острова Праслин - коко де мер: удивительный орех, формой напоминающий фрагмент пышной женской фигуры от талии до колен. Лет двести назад французы подобрали такой плод в море и, поскольку на известных им островах не удалось отыскать дерева, приносящего такие плоды, решили, что он - порождение самого океана. Отсюда название: морской кокос. Однако на острове Праслин пальмы коко де мера растут естественным образом. На других островах их выращивают искусственно.
В саду президентского дворца, на главном острове Маэ растут два великолепных экземпляра. Но чтобы увидеть эти пальмы всех возрастов и стадий развития, надо лететь на Праслин,тем более что лету туда - минут пятнадцать на маленьком самолетике местных авиалиний. Самолетик так невелик, что не смог захватить весь наш багаж сразу и сгонял туда обратно два раза. И это при том, что женщин в группе было всего три, а у остальных багаж был вполне разумных размеров.

Так вот. На Праслине после осмотра всех гостиниц, из которых моим фаворитом остался отель «Коко де мер», после званых обедов и званых ужинов нам все-таки удалось попасть в рощу настоящих коко де меров.

Тому, кто возьмется выращивать эти деревья искусственно, придется неустанно молиться о продлении собственной жизни. Семя этой пальмы семь лет прорастает в земле, а потом дает по одному листику в год. Через двадцать пять лет, после первого цветения, можно определить пол растения. Что нетрудно. У этих пальм на редкость очеловеченные половые признаки. А чтобы получить плод такой занятной формы, необходимо соседство двух разнополых особей. Половозрелая пальма устраивает себе в корнях водный резервуар в виде чана из древесины, напоминающей с виду губку, на случай засухи. Потом разнополые особи церемонно знакомятся посредством насекомых. Еще какое-то длительное время орех созревает. Молоко его пригодно к употреблению только несколько месяцев своего мафусаилова века. Прозеваешь - орех упадет в землю, а следующий достанется только твоему внуку.

В вершинах пальм посвистывает черный попугай, чей гордый профиль украшает монетку в 25 сейшельских центов - четверть рупии, равной, по моим подсчетам, тысяче рублей.

Туристам разрешается на все это смотреть, вдыхать, наслаждаться, фотографировать, но на вынос не дается ни в коем случае. Можно, правда, купить в сувенирном магазине скорлупку от коко де мера, но это удовольствие обойдется долларов в 200. Скорлупку, полученную другим путем, таможня не пропустит.
Инструкторы подводного плавания ревностно следят, как бы турист загребущими руками не прихватил себе со дна чего-нибудь на память.

В первую нашу увеселительную поездку на катере, еще до аквалангов, нам предлагали с маской и трубкой полюбоваться жизнью кораллового рифа. Зрелище было таким захватывающим, что я не заметила, как у меня - под водой - сгорела спина. Не пренебрегайте советами старожилов, надевайте майку, если намерены осматривать подводные красоты. Я увлеклась и отплыла довольно далеко от катера, вернее, меня отнесло. Я лежала на поверхности воды, как полено, и смотрела в круглое окошко маски на удивительную жизнь океана. Подо мной проплывали рыбы, одинокие и стаями, распускались коралловые цветы. Тогда я еще не ныряла с аквалангом, и мне казалось, что ничего прекраснее я в жизни не видела. Сам капитан катера пустился догонять меня вплавь. Мы возвращались, не снимая масок, молча и неторопливо, время от времени он показывал пальцем под водой то на редкую раковину, то на звезду, и я пускала пузыри от восторга. Капитан нырнул и поднял со дна к моему носу коралловую ветку, напоминающую огромную оранжевую чашу. Я решила, что это подарок, представила ее у себя на кухне и вцепилась обеими руками. Дав мне полюбоваться кораллом, капитан забрал его, и не сунул себе под мышку, и даже не бросил ее в воду, где она едва ли разбилась бы. Он еще раз нырнул и бережно поставил ветку на то же место, откуда взял.

Потом мы учились плавать с аквалангами и сразу после бассейна были спущены на глубину 6-7 метров. Дипломы об обучении, полученные некоторыми участниками группы на Маврикии, оказались на Сейшелах недействительными. Единственным, кто избежал полоскания в бассейне в полном обмундировании аквалангиста, был обладатель диплома СЕА московского клуба «Акванавт» бассейна «Олимпийский». По льготному тарифу погружение с обучением обошлось нам в 50 долларов с человека, но, на мой взгляд, того стоило.

Я не говорю уж про стаи рыб космических расцветок, разноцветные кораллы и морских ежей. Для всего этого добра и акваланга не требуется: зайдешь в море по пояс - и любуйся. А морских ежей лучше бы совсем не было. Наступить или даже присесть на него в море больше шансов, чем на суше на сухопутного, а удовольствие почти то же.

На глубине шести метров в маску может заглянуть черепаха. Да что там «может» - в мою заглядывала, и, в отличие от меня, ничуть не испугалась. Я проплыла около метра, держась за ее панцирь, пока ей это не наскучило и она не прибавила ходу в поисках новых приключений.

А я заметила в расщелине другие вытаращенные глаза. За ними переливалось что-то большое и мягкое. Осьминог. Я заметила его первая и позвала соседа полюбоваться моим открытием. Я не хвастаюсь. У каждого из нас бывает свой звездный час. Это был мой.

Немотря на запрещение, невозможно удержаться, чтобы все не потрогать. И не потыкать палочкой в актинии и веерные ракушки. И в осьминога мы попробовали сунуть прутик. Он с негодованием плюнул и поглубже втерся в расщелину.

А одну ракушку я все-таки подхватила, засунув в штанину гидрокостюма. Инструктор не заметил. Правда, на берегу я вытащила свой трофей с жалобно торчащим языком моллюска и поспешила отнести его обратно в воду.

Что касается черепах, кроме морских, на островах живут и гигантские сухопутные. В каждом отеле есть черепашник, и на малейший намек об угощении черепахи со страшным грохотом и нехарактерной резвостью устремляются навстречу.

О том, что они живут где-то рядом естественной жизнью, свидетельствуют дорожные знаки. В этом месте они переходят дорогу, направляясь к морю. Водителям рекомендуется сбавить скорость до черепашьей. Автомобилей на острове немного, в основном джипы или совсем маленькие открытые машинки вроде багги. Поэтому в прокате машину нужно забронировать заранее. Бензин дорог.

В сувенирной лавочке, где продавались серебряные украшения по цене бриллиантов, я спросила продавщицу: что, серебро на острове особенно дорого? У нас ВСЕ дорого, горестно поделилась продавщица.

Что приятно, блюда из черепах и их яиц в ресторанах не предлагают. Единственным варварством со стороны сейшельцев я считаю поедание летучих мышей. Огромные, мрачно-прекрасные в сумрачном небе, в соусе они выглядят чрезвычайно непривлекательно. О вкусовых качествах судить не могу. Есть не стала. Хотя менеджер ресторана рекомендовала. Называют мышей как-то вроде «батмат», но не «батмэн».

Я не расслышала, а переспросить постеснялась. Местные жители любого происхождения свободно говорят на трех языках - английском, французском и креольском. А профессионалы турбизнеса могут объясниться и на итальянском и немецком.

Снобизм московской дамы, не умеющей сказать спасибо ни на одном языке мира и заявляющей, что «эти негры какие-то тупые», мне непонятен. Неловко только оттого, что эти негры безусловно понимают, о чем она говорит, чего ей и в голову не приходит.

А на Сейшелах, как мне объяснили, расизма нет в принципе. Так велико смешение кровей поголовно у всего населения. Черные, белые, желтые, индусы и их бесконечные комбинации сложились в симпатичную нацию и совершенно свободны от интереса к выяснению происхождения своего соседа.

Особенно хороши негритянские черты лица в сочетании со светлой кожей и белокурыми кудрями. Практически все население - атлетического сложения и с удивительной танцующей походкой. Они очень доброжелательны, что, согласитесь, удивительно для людей, которые в месяц зарабатывают столько, сколько средний турист тратит у них на глазах в один день.

Мне кажется, их утешает сознание, что они пользуются этим морем, этим небом, этими цветами и воздухом совершенно бесплатно.

И что весь остальной мир знает, какое это дорогое удовольствие.

Автор благодарит туристическое агентство «Содис» за незабываемое путешествие и рекомендует всем, имеющим возможность, обратиться к ним по телефонам: (095) 933 5533 или 933 2727. Кому не понравится - пусть бросит в меня камень.



Фотогалерея