Султанат счастливых

Татьяна Безрукова

OPEN!, зима 2003



Вроде бы все чудесные уголки планеты пересчитаны и занесены в реестр. Но, к счастью, жизнь не так уныла и предсказуема, как иногда кажется. По странному стечению обстоятельств оказавшись в Омане, я убедилась в этом еще раз.

Я валяюсь на пустом пляже у самой воды, так что теплые языки волн, прошуршав по песку, иногда деликатно касаются моей ноги. Солнце только встало, и еще даже не жарко. Но пляж пустынен не из-за раннего часа. Почему-то все эти странные французы, немцы, англичане живой морской воде предпочитают хлорированную бассейновую. Особенно если это публика, живущая в дорогом отеле. А наш отель — дорогой, он лучший в Омане, и я даже слышала, что лучший на всем Ближнем Востоке. В море обычно купаются только русские. Но русских в Al Bustan Palace сейчас всего двое: я и мой муж. Муж утром ездит нырять, поэтому в ранние часы на пляже я всегда одна. Это даже хорошо. Такие минуты покоя за всю жизнь можно по пальцам пересчитать.

Я не верила, что в арабской стране может быть такое: одинокая женщина на пляже, а вокруг — ни одного зрителя из местных. Впрочем, подозреваю, что дело не в отсутствии интереса здешних мужчин к строению женского тела (на своих его не изучишь: местные женщины ходят хоть и не сплошь в парандже, но непременно в наглухо закрытом платье до пят). Дело скорее в хитром расположении нашей гостиницы. В Омане у отелей нет своих пляжей, но Al Bustan стоит в бухте, зажатой с двух сторон скалами, так что к пляжу иначе, кроме как через отель, не пройдешь.

Это оформленное со всем мыслимым восточным роскошеством здание — бывший дворец султана, правителя страны. Уж не знаю, отчего вдруг такая прихоть, но султан сделал широкий жест — подарил свой дом туристической отрасли. Дескать, пусть эти западные туристы знают, какие дома мы строим для себя. Туристы этот жест оценили, и хотя Al Bustan уже далеко не единственный пятизвездочный отель на побережье Омана, он по-прежнему самый популярный.

Этот султан Кабус, похоже, отличный парень. Народ его просто боготворит. За время своего правления он построил на вверенной ему пустынной земле царство всеобщего благоденствия.

Вся история Омана как цивилизованного государства насчитывает лишь около трех десятков лет. До этого — мрачное феодальное средневековье и кровавые разборки между местными кланами. Даже колонизаторы сбежали от этих ужасов. Последними колонизаторами, кстати, были англичане, так что местное население в большинстве своем неплохо владеет английским. Впрочем, это не только наследие прошлого. Нынешний султан очень озабочен образованием своих подданных, поэтому только совсем уж ленивый оманец не едет за государственный счет учиться за границу. Начало этой традиции положил сам султан, которого отец, деспот и сатрап, закрывший страну от иностранцев, почему-то отправил учиться в Германию. А ведь нынешнее поколение еще помнит времена, когда не то что съездить за границу, но переехать на новое место внутри Омана было строжайше запрещено: родился в горах — вот и живи себе в горах, родился у моря — вот и лови себе рыбу, нечего по вершинам скакать.

Наверное, Кабусу было бы непросто организовать для своих подданных такую синекуру, но, как всегда, пришла на выручку нефть. Нефти в Омане не так много, как в соседних Эмиратах, но на весьма приличную жизнь хватает. В принципе, оманец вполне может позволить себе и не работать, что многие и делают. Те, кто работает, занимают исключительно руководящие должности. Для того чтобы строить, мыть, мести, готовить еду, водить такси и выполнять прочую грязную работу, Аллах создал индусов. Видимо, именно индийской рабочей силе Оман обязан своими роскошными, гладкими, как зеркало, дорогами — такими далеко не каждый штат Америки похвастать может.

Что особенно радует глаз иностранца, приехавшего отдохнуть от городской суеты, так это разительное отличие от соседних Эмиратов. Даже в столице Омана Маскате нет небоскребов, и практически из каждой точки города открывается вид на верхушки окрестных гор, разноцветных от обилия разного рода ископаемых. Маскат и на город-то не похож: две поперечные улицы да еще четыре поселения, раскиданные в соседних горных долинах на расстоянии нескольких километров друг от друга. И никакой толпы туристов, обалдевших от дешевого арабского шопинга. Шопинга в Омане вообще нет. В том смысле, что местных сувениров вы днем с огнем не сыщете. Один импорт из Индии, потому что... да, все правильно, на то Аллах и создал индусов.

Достижению эффекта максимальной релаксации способствует сам ландшафт. Никакого утомляющего буйства красок, пастельные красно-черно-коричневые оттенки гор, приглушенные тона пустыни, лишь изредка расцвеченные свежей зеленью финиковых пальм в крошечных оазисах. В общем, глаз отдыхает.

Чем еще отличается Оман от других арабских стран, даже от ОАЭ, так это какой-то стерильностью. Не только потому, что тут все время метут улицы, поливают газоны и аккуратно подстригают кусты. Просто не принято сорить. Как-то я выбросила в окошко машины фантик от конфеты — вы бы видели взгляд водителя!

Жители Омана трепетно относятся к своим традициям, особенно в том, что касается манеры одеваться и моральных устоев. Это означает, что в плавках на людях лучше не разгуливать. Но в силу общей расслабленности, терпимости и благодушия, свойственных оманцам, в городах совершенно спокойно относятся к туристам в шортах и футболках. Женщинам, впрочем, все же стоит одеваться скромнее: надо прикрывать плечи и колени.

Сами оманцы ходят в длинных белых одеждах и шапочках вроде тюбетеек. На поясе часто висят длинный кинжал и мобильный телефон. Женщины предпочитают черный цвет. Кстати, большинство ходит в платках. Паранджа — дань моде, завезенной из Саудовской Аравии, многие надевают ее лишь в качестве парадной одежды. Попадаются еще женщины в черных масках, вид у них пугающий. Говорят, что это дочери каких-то кочевых племен Омана.

Но вот в чем Оману нет равных (во всяком случае, пока), так это в великолепии подводного мира. Дело даже не в том, что здесь водятся какие-то особые рыбы, просто живность у берегов Омана совершенно не пуганная по причине почти полного отсутствия дайверов. Черепахи с большим интересом смотрят прямо тебе в маску, а затем, не спеша, удаляются прочь. Лобстеров запросто можно обнаружить среди бела дня, а ночью они толпами разгуливают по морскому дну. Такого нет даже на Мальдивах. Повсюду торчат из кораллов мурены. Леопардовая акула отдыхает на дне. Очень много каракатиц, осьминогов, кальмаров.

Я всего этого не видела: не люблю я ныряния. Муж рассказывал, а ему есть с чем сравнить. Так и сказал: «Нырять, конечно, нужно ездить в Оман». Пусть себе ныряет. Мужчинам всегда куда-то нужно. Если не в глубины, то на скалы. А мне вот больше нравится просто так лежать на песке и слушать шорох волн. Наверное, в прошлой жизни я была оманцем.



Фотогалерея