Люди и доски

Михаил Выскубов

OPEN!, зима 2002



Мы стояли на берегу гавайского острова Мауи. Робби Нэйш, легенда мирового видсерфинга, скользил по самой кромке десятиметровой волны, отчаянно пытаясь сохранить равновесие. Прямо под ним, в кипящей пене, образовался чудовищной величины корридор. Это был самый страшный момент.

Затаив дыхание, мы следили за Нэйшем. Если его "засосет" в пайп-лайн - зону разрушения волны - все, конец. Конечно, Нэйш не новичок, но ситуация на гребне всегда непредсказуема. Главное - не попасть в бурлящую пену. Тут никакой опыт не поможет: повезет - выживет, не повезет - мощным ударом о камни волна превратит тело в месиво. Океан компромиссов не знает. Но, опытный серфер всегда чувствует его дыхание и побеждает в споре с волной, каждый раз доказывая, что он все еще лучший...

Гавайи. Царство вулканов и океанской стихии. Именно здесь почти тысячу лет назад возникло искусство скольжения по волнам. Трудно представить, но у серфинга очень длинная история.

ЧТО УВИДЕЛ КУК

Как известно, первым белым человеком, попавшим на Гавайские острова, был Джеймс Кук. Его, да, в общем-то, и всю видавшую виды команду, поразили две вещи. Первое – красота и доступность островитянок, о которых не склонный к преувеличениям Кук сделал соответствующую запись: "Нигде в мире я не встречал таких не сдержанных и таких доступных женщин..." Второе, и не менее удивительное для пришельцев, обстоятельство - невероятное количество спортивных игр (часто отнюдь не безопасных), которыми увлекались островитяне. Взять хотя бы "холуа". Эта игра чем-то напоминает бобслей.

В полинезийском варианте все выглядело следующим образом: аборигены сооружали из каменных плит трассу длинной несколько сот метров. Ее обильно смазывали маслом ореха кукуи. Из хлебного дерева делали подобие саней. В них гавайцы, лежа на животе, съезжали по крутому склону. Если летевшие на огромной скорости "сани" не вписывались в поворот, человек, ударяясь о каменный борт, получал серьезные травмы, а то и вовсе разбивался насмерть.

А самым необычным зрелищем, которое пришлось увидеть Куку, было "хее налу" – искусство скольжения на досках по волнам. Оно-то впоследствии и получило название "серфинг". Гавайцы пользовались двумя типами досок: алача и оло.

Алача делали из хлебного дерева или менее прочного коа. Такие доски в длину не превышали трех метров, а вес имели около десяти килограммов. На них катались простые люди. Для знати делали доски оло: шесть метров в длину, вес около ста килограммов! Такую махину, кажется, и поднять-то невозможно, какое уж тут катание. Однако аборигены на таких досках довольно успешно катались и развивали скорость до нескольких десятков километров в час.

Отношение к доске у полинезийцев было самым трепетным. После катания ее тщательно высушивали и, завернув в специальную материю, хранили до следующего раза.

Процесс изготовления досок сопровождался песнями, танцами и магическими действиями. Деревья у древних полинезийцев считались любимыми детьми бога леса Кане. Дереву, которое собирались срубить, сначала приносили в жертву рыбу. Затем следовал обряд освещения. И только после этого вход шел топор, и делали доски для скольжения по волнам.

Правила соревнований были предельно просты. По знаку судьи два соперника бросались в воду, чтобы на гребне волны достичь финиша. Если они финишировали одновременно или обоих смывало волной, победителя не объявляли.

С появлением христианских миссионеров, усмотревших в национальном спорте "сатанинское начало", хее налу было забыто на долгие годы. Возродилось искусство катания на досках только в начале двадцатого века - благодаря гавайскому энтузиасту Дюку Паоа Каананоху. Именно ему должны быть благодарны поклонники серфинга.

ПУУ КУКУИ И ХАЛЕАКАЛА

Гавайские острова - место уникальное. Кроме традиционных для таких широт летних видов спорта, здесь можно заниматься и зимними - на склонах горы Мауна-Кеа постоянно лежит снег. Поразительный контраст: находишься в тропиках, а тут лыжные трассы.

Архипелаг образует двадцать четыре острова (самые большие: Гавайи, Мауи, Кахоолаве, Лананал, Молокаи, Оаху, Кауаи, Ниихау). Серфингом можно заниматься на большинстве крупных островов, но лучшим местом считается Мауи. Этот второй по величине остров архипелага, носит имя самого почитаемого героя полинезийского эпоса. Мауи образуют два вулкана - Пуу Кукуи и Халеакала. Они соединены десятикилометровым перешейком, по обе стороны которого фешенебельные отели, утопающие в тропической зелени. Сверху остров напоминает восьмерку. Природа здесь пышная, щедрая, с необычайно яркими красками. Но главная достопримечательность - барышни в бикини. Сразу ясно, куда здесь можно "вложить" деньги.

Мы едем на северное побережье острова, в местечко Хукиппа. Здесь собираются серферы со всего света.

Мауи – их Мекка. В разгар сезона около Хукиппы можно увидеть до сотни парусов одновременно. Конечно, оседлать волну можно и в других местах: на Канарах, Барбадосе или, скажем, в ЮАР, но предпочтение отдается именно Мауи - родине хее налу. Здешний прибой создан для серфинга. Но гавайский серфинг, как уже говорилось, занятие отнюдь не безопасное... Самую печальную славу имеет местечко Джоуз. Волны катятся здесь не на песчаный пляж, а на скалистый берег. По словам очевидцев, зимой их высота достигает двадцати метров. Излишне говорить, что может ждать человека, решившего покататься именно в этом месте. В Джоузе в океан выходят только самые-самые: такие, как Шон Ордонез, Франциск Гойя и Робби Нэйш. На своих досках они развивают скорость до семидесяти километров в час!

НА ВОЛНЕ

Я стоял на берегу и смотрел на океан. Волна, достигнув критической точки, обрушивалась с неистовой силой вниз, превращаясь в кипящую пену. Спортсмен балансировал на гребне семиметровой махины - сине-желтое пятно паруса то стремительно падало вниз, то неожиданно взлетало вверх... Я силился понять, что заставляет этих людей бросаться в волны. Действительно, не минутное же удовольствие почувствовать себя сильнее стихии? В серфинге грань между жизнью и смертью тонка... Стоящий рядом со мной серфер догадался о чем я думаю. - Человек рискует с самого рождения, -- сказал он. Страх порождает зависимость. Серфинг - это другая реальность, это освобождение от страха. Здесь нет никакой мистики. Когда мчишься по волне, чувствуешь океан, понимаешь, что все зависит только от тебя и не боишься. А что до риска... Серфинг - это спорт, как и в любом другом спорте в серфинге есть свои победы и свои трагедии, но отказаться от него не возможно. Что тут долго говорить - возьми доску, попробуй.



Фотогалерея