Лазурный берег Татьяны Веденеевой

Татьяна Ермолаева

Вояж, №6 (57) 2001



Первое, что видишь на подлете к Французской
Ривьере, вытянутые далеко в море губы
клетчатых капов (мысов) - изумрудных
от зелени и белых от вилл. На один из них,
кап-д-Антиб, устремимся и мы вместе
с Татьяной Веденеевой... Да, да, той самой
звездной ведущей нашего телевидения...

ОНА ЭТОГО ДОСТОЙНА

Удивительная все же штука - мифы. Они рождаются ниоткуда и уходят в никуда, оставляя после себя послевкусие недосказанности... Мифы о странах, мифы о людях... Они катятся во времени и пространстве, набегая друг на друга, сталкиваясь и пенясь, как морские волны. Это физическое ощущение - как реальность сна - возникло в тот самый момент, когда мои ноги вновь ощутили земную твердь аэровокзала Ниццы...

Миф о Лазурном береге родился так давно, что никто не помнит когда. Однако местные острословы утверждают, что «первые русские появились здесь чуть раньше французов, но несколько позже римлян». Шлейф фантазий и домыслов тянется за Татьяной с тех пор, как она исчезла с наших экранов. Восемь лет назад. Внезапно, случайно и, боюсь, навсегда - трогательная мечта из фильма «Здравствуйте, я ваша тетя», желанная гостья утренних программ ОРТ. События эти, никак не связанные между собой, пересеклись в бесконечности времени, породив нечто третье - «Лазурный берег Татьяны Веденеевой».

Все эти годы эфирного небытия m-me Tanya подолгу жила в Ницце, Канне, Виль-франш, кап Ферра, кап-д-Антиб... Жила в счастье и покое, потому что по-другому здесь жить невозможно. Она пропитана духом Прованса, как здешний воздух - горами, травами, морем... Кажется, порежь на кусочки, подцепи вилкой - и в рот, как самый вкусный, самый калорийный, самый изысканный продукт - фуа-гра.

Вечная тема для разговора, смысл жизни и национальное достояние - французская кухня... Какой же смертный выдержит пятичасовое застолье с непрерывными разговорами о еде? Легко и непринужденно - только лазурный небожитель: линялые шорты, белая рубашка с закатанными рукавами, безупречная черная бабочка, парусиновые туфли, несмываемая бронза загара и... последней модели «мерседес» или канареечный «роллс-ройс», терпеливо ожидающий в конце утренней пробежки.

Портрет будет неполным, если к нему не добавить парочку сочных женских мазков. ОНА - вся до кончиков ногтей - воплощение «Ведь я этого достойна!». Наивная уверенность творит чудеса: хозяин «черроки» галантно уступает дорогу ЕЕ субтильному «фольксвагену» - с улыбкой съезжая в кювет... И так во всем и всегда... Может, потому и живут здесь так долго, как эти вечные пальмы или белобрысые платаны: когда 80 -не предел, а всего лишь повод для продолжения удачно начатого вечера...

Татьяна чудо как похожа на НЕЕ - вечно юную, легкую, общительную и чуть легкомысленную. Лишь давняя привычка «всегда быть в форме» выдает в ней не француженку. Если на набережной Круазетт или Променад дез Англе ваш взгляд невольно задержится настильной, броско одетой женщине, знайте - это непременно русская, и, скорее всего, она m-me Tanya.

Слушаю ее мелодичный голос, слегка искаженный диктофоном. И шаг за шагом, по капельке, смакую каждый из пяти дней, проведенных здесь, - с утра и до глубокой ночи, растворенной в предрассветном пении птиц. Надо было пролететь всю Европу, чтоб одуреть от трели соотечественника-дрозда, по-свойски расхаживающего под окнами моей спальни!

ТАМ, ГДЕ ГОСПОДЬ РИСУЕТ ЛАЗУРНЫМИ КРАСКАМИ

А началось все с удивления, нет - потрясения... Ничуть не меньшего, чем испытала она, впервые очутившись на каннском побережье:

…Какое бесконечно голубое небо! Изумрудное море... Мои утренние восторги были прерваны служащим отеля «Негреско»: «Мадам, здесь 320 дней в году Господь рисует лазурными красками!»

...Мне было, наверно, лет пять, когда я увидела коврик в детской: на фоне гор - озеро, ослепительные лебеди, лодочка и ангелы с огромными крыльями, обнимающими облака. Эта картинка всплыла в памяти, как только я ступила на Лазурный берег. Оказалось, что море в этом месте называют Заливом Ангелов. Вот и не верь после этого в Предчувствия и Судьбу.

...В предчувствия и судьбу я тоже верю. Однако ни в какие, самые радужные, предвкушения не могли уложиться эти несколько дней, проведенных в интерьерах позапрошлого века. Впечатление от белоснежной виллы сравнимо лишь с ощущением героев «Титаника», парящих над океанической гладью.

Моя усадебная жизнь началась с той благословенной минуты, когда натруженные ноги, опрометчиво засунутые в непроторенную колодку туфель, наконец-то припали к холодно-мраморным антибским плитам. Из-за серебристого «мерседеса» -напротив парадной анфилады дома - тут же вынырнули, радостно повизгивая, две рыжие собаки.

Обитатели виллы на удивление свободно поместились в одном кадре: m-me Tanya, как называют нашу героиню на местный манер, и садовник Поль, мастер перченой фернанделевской шутки.

... Как-то раз такой же шутник шофер Ги, - включается в разговор Татьяна, - вез меня за покупками. Вез, конечно, громко сказано. Потому что ехать из Антиба, или «Антибовки», как ласково зовут благословенный мыс, где мы с вами находимся, на противоположную его сторону - в Жуан-ле-Пен - всего-то пару минут. Так вот за эти пару минут Ги совершил наезд... на пешеходную полосу. Передними колесами. Дорогу, как на грех, переходила дама лет 80, пригрозившая негоднику всеми муками ада. «Мадам, до обеда полчаса! А я, пока не поем, не только плохо вижу, но и не слышу!».

Вот и мы чуть не лишились осязания и обоняния от физической близости ресторана «Сезар» (Le Cezar) с его одуряющими запахами рыбы, моря и чего-то неуловимо пряного. Куда направились, не успев толком разобрать вещи.

BON APPETITE!

В «дамском» меню - ни одной цифирки рядом с названиями блюд. Поэтому всецело полагаемся на вкус и «чувство меры» хозяина заведения месье Сезара, старинного друга Веденеевой.

- J`aime, люблю, «Сезар» за изысканную демократичность. Здесь полная свобода и в одежде, и в поведении: можно запросто вынести столик с открытой террасы на пляж, скинуть туфли, зарыть ноги в остывающий песок, запивая креветки легчайшим розовым Domaines Off rose, любуясь на лунную дорожку и огни ночной Ниццы...

Месье Сезар - очень известный человек. У него рыбный ресторан в Ницце, а лет 10 назад к нему добавился и этот, ставший местом паломничества наших туристов. Здесь впервые появилось меню на русском. Фирменное блюдо «Сезара» - рыбу лу в панцире из морской соли я заказываю всякий раз.

Какова на вкус эта самая лу, или морской окунь, мы смогли узнать, как только был прикончен паштет из анчоусов.

Разбить сантиметровый панцирь лу -удел твердой мужской руки (впрочем, других во французских ресторанах не держат) и увесистой деревянной кувалды. Р-р-раз - и пред вами беспомощно обнаженная красотка! Однако и тут не спешите завладеть ею... пока виртуоз-официант не снимет двусторонний белый скальп, не отделит - одна за другой - косточки, исключительно ложкой и вилкой, не положит кусочек на просторную тарелку, не выведет полумесяц соуса... Вот теперь - вперед! Запивая белым вперемежку с красным, отламывая от булки с беконом и оливками, макая рыбу в нечто неземное, именуемое sauce...

Осоловело размякшие, запихиваемся в темно-синий гоночный «мерседес», который вкрадчиво-мягким аллюром идет к вилле. Таня с удовольствием водит машину, но без лихачества, с аккуратно пристегнутыми ремнями: впрочем, угроза 150-франковой, вполне земной, кары кого угодно сделает послушным!

ЖИЗНЬ НА ВИЛЛЕ

Что может быть лучше жизни на вилле, не знает даже моя визави, сменившая за 8 лет несколько усадеб и бессчетное число самых дорогих и престижных отелей.

…Честно говоря, я сама поняла, что такое «рай земной», о котором твердят здешние жители, только когда арендовала нашу первую виллу La Valo на кап-д-Антиб, принадлежавшую известному кардиохирургу. До этого мы с мужем останавливались в отелях: от «Негреско» в Ницце до маленького, нодоро-гущего пансиона в Мужа.

Впрочем, почувствовать себя местным долгожителем можно и за куда меньшие деньги: всего долларов 80-100 в высокий сезон (с начала июня до середины сентября) за номер со всеми удобствами в камерно-семейных заведениях, во множестве расплодившихся на капах. Квартира-отсек с отдельной лужайкой и яхтой под окнами потянет от 2,5 до 5 тыс., адом, в зависимости от размеров, - от 10 до 50 тыс. долларов, причем ежемесячно. Однако чем дальше и выше в горы, тем дешевле, чуть ли не в три раза! - Это уже интересно!

…А любую, самую дорогую виллу выгоднее снимать на год (еще лучше - на паях с друзьями), тогда месячная оплата будет примерно такая же, как двухмесячная в высокий сезон. Если вы живете с семьей и родственниками в хорошей гостинице, то платите ничуть не меньше, чем за дом с участком на побережье. С той разницей, что на вилле вы у себя дома и вольны готовить сами или приглашать повара, переодеваться к завтраку, обеду и ужину или расхаживать в халате, закатывать грандиозные вечеринки или жить затворником!

А теперь прикиньте: семья из 4-5 человек потребует не менее 4 спален, а это в самом недорогом отеле не менее 10-15 тыс. долларов в месяц. Однако за чуть большие деньги вы можете позволить себе... усадьбу Чарли Чаплина или Ги де Мопассана! При этом вашими соседями вполне могут оказаться Шон О'Коннери или король Саудовской Аравии. Особое мироощущение, ни с чем не сравнимый флер и аура старинного дома, которая проникает в вас, заставляя по-особому двигаться, говорить, дышать... И не идет ни в какое сравнение с безликим, пусть и самым роскошным, отелем, одинаковыми комнатами и тысячей людей, перебывавших до вас в вашей же постели!

Постепенно входя во вкус рассказа, Татьяна становится настолько убедительна, что поневоле хочется бежать сразу во все агентства побережья, умоляя сдать виллу Элтона Джона или Тины Тернер... Впрочем, если ежемесячная сумма в 25 тыс. долларов вам пока что в тягость, смело заказывайте макет вожделенного поместья в «Ателье миниатюрных шедевров» в городке Канн-сюр-Мер. И лакомый кусочек Лазурного берега - навеки ваш.

…Первая арендованная вилла в Антибе, - продолжает Татьяна, - была одноэтажной, с 4 спальнями, гигантскими окнами и красивым садом. Мы выдержали здесь всего месяц: уж больно шумная дорога пролегала рядом.

Вторая - башня XV века - парила над Ниццей, на мысе Борон (cap Boron). Причем наверху жила модернистская художница, обожавшая шумные вечеринки у бас сейма, на самой верхотуре, а внизу тихий немецкий барон и мы, снимавшие пристройку конца XVIII века вокруг этой самой башни. Колониальный стиль, гигантские резные двери черного дерева, роспись стен, прабабушкина мебель... Удивительный вкус старины. Сейчас вилла в строительных лесах - наверное, сменила хозяев, не очень-то жаловавших друг друга.

Третья - на самом деле была квартирой, с 4 спальнями, в необыкновенно красивом розовом здании, напоминавшем замок из сказки о Золушке, на том же мысе Борон. С большим бассейном и парком, правда, общим - на 10 квартиросъемщиков. Панорамой Ниццы с балкона замка мы наслаждались не меньше месяца. А потом моя неугомонная натура устремлялась дальше: каждое лето я старалась пожить в новом месте Лазурного побережья, в иной эпохе и стилистике.

Поэтому четвертой нашей виллой стала усадьба Гиде Мопассана, в самом конце Ан-тиба, в начале Жуан-ле-Пена. Уютный маленький особнячок начала XX века в стиле «бель эпок»; анфилада, ведущая из гостиной прямо к бассейну...

Однако совершенно отличной от всех прибрежных стала пятая усадьба в Мужа, неподалеку от знаменитого ресторана Роже Верже, 500 м над уровнем моря. Это был настоящий прованский дом, сложенный из гигантских камней, с потемневшими от времени балками; камином, куда можно войти пешком; средневековой массивной мебелью, как у Гаргантюа и Пантагрюэля... Словом, деревенское поместье, больше смахивающее на крепость... Представляете, тридцать минут на машине от моря - и первозданный мир вокруг...

Вовсе не случайно и первая, и последняя Татьянина виллы оказались на кап-д-Антибе. Причем последняя стала своеобразной долгожительницей: как-никак третий сезон. Пожив в разных местах и в разных усадьбах, она поняла, что кап - самое лучшее место для отдыха, а кап Антиб - самый капистый из капов. Однако мы заговорились: почти стемнело. И перед тем, как отправиться на ужин в «Бекон», решили вдарить автопробегом по славному, заранее трепетно любимому Антибу, а заодно и шумному Жуан-ле-Пену. Машина неслась по зигзагообразным улочкам с немалой для этих мест скоростью, километров этак под шестьдесят...

ЕЩЕ НЕМНОГО ЕДЫ

…А вон там, в зелени, за массивными коваными воротами, - самый именитый и дорогой (1,5 тыс. долл. за ночь!) отель на всем побережье - «Дю Кап-Эдем-Рок». Как-то один наш приятель решил доставить себе это маленькое удовольствие, не ведая, что «Дю Кап» - единственное на Ривьере заведение, где расплачиваются только наличными. Представляете, сколько надо было побегать по знакомым, чтобы собрать нужную сумму.

Во время Каннского фестиваля здесь скрываются от надоедливой публики звезды мировой величины. Я люблю прийти сюда и заказать фантастически вкусный коктейль «Беллини» из шампанского Veuve Clicquot и свежевыжатого персикового сока. Сесть за столик и любоваться восхитительным видом на парк, террасами спускающийся к морю...

Какое же все здесь крошечное! Не прошло и пяти минут, а мы уже в Жуан-ле-Пене - самой веселой точке побережья!

…Здесь в три ночи (или утра?) работают все магазины, а музыка рвется из открытых дверей баров, кафешек и ресторанчиков...

Надо очень расстараться, чтобы не найти себе занятие по душе! Я сама, как ребенок, радуюсь каждому походу в Антибленд или аквапарк. Плаваю в специально созданном для дайверов подводном городке.

Успешно миновав музей Пикассо, мы покатили в сторону старой крепости и порта, где находится международный яхт-клуб. Боже, сколько же их - лодочек, парусников, трехпалубных дворцов, где живут- вне стран и континентов - с чадами и домочадцами, поварами и прислугой...

За болтовней и верчением головой то направо, то налево я и не заметила, как наш «мерседес» тихо вкатил на маленький предресторанный пятачок. «Бекон» (Bacon) начинался разноцветьем скульптурного каскада от известного мастера стеклянных дел Наварро. Есть, честно говоря, совсем не хотелось, однако буйабес - суп из 15 сортов рыбы и лангустов, говорят, и у мертвого вызовет аппетит. Впрочем, к девяти вечера я была скорее полумертва, чем полужива, находясь на полпути к искомому состоянию...

- «Бекон» - мое излюбленное место, куда совсем не просто попасть, особенно в Рождественские и Пасхальные каникулы (зимой он закрыт). В это время сюда слетаются настоящие владельцы вилл, состоя тельные люди. Они праздно кочуют из одного ресторанчика в другой. Тогда места в таких престижных заведениях, как это, надо заказывать загодя, лучше дня за два, за три.

«Бекон» знаменит на все побережье своим буйабесом. Сейчас сами убедитесь: поедание этого блюда - целый ритуал с надеванием непременного фартука, с огромной медной кастрюлей, дымящейся рядом, на старинной спиртовке... Подходов к ней может быть сколь угодно - все равно не осилить! Да и стоит ли усердствовать, если можно порадовать себя барабульками - закуской из красных рыбок, поджаренных до хруста, с листьями салата, трюфелем и грецким орехом. Или моим любимым десертом - «Тысячей листков» (Mille feuilles) -больше известным у нас как «Наполеон». Это действительно «Наполеон», только диетический: без жирного крема, с тончайшими коржами, переложенными свежей земляникой и клубникой...

В России почему-то принято считать, что к рыбе положено исключительно белое вино. Здесь за белым Sotern, Chateau de Belief или моими любимыми Chablie и Corton-Char/emagne, которые особенно хороши к буйабесу и барабулькам, следует легчайшее розовое (которое для меня предпочтительнее) или красное, потрясающе вкусное, но абсолютно нам не известное: какие-то прекрасно-безымянные chateau. Поэтому советую полагаться на выбор сомелье!

После двух часов беконовского застолья я слова не могла вымолвить - желудок давил на гортань! Спасла Татьяна, заказавшая «ди-жестив» - крепчайший спиртовой настой трав, трамбующий все вышеперечисленное, как каток для укладки асфальта. В общем, кое-как выкатились на слабеющих ногах и отправились спать.

«ТРОПОЙ МИЛЛИАРДЕРОВ»

Пробудиться к 10 утра, как мы договорились накануне, чтобы отбыть в Канн, оказалось делом нелегким: часов в этом счастливом доме никто не наблюдает. Поэтому, когда назойливое светило силком проникло сквозь задраенные ставни, я опрометчиво решила, что успею еще напроменадиться на самом таинственном месте побережья. И, никому ничего не сказав, двинула по проторенной дорожке к ресторану «Сезар», затем по пляжу ля Гаруп - к «Берегу миллиардеров», где за высокой каменной стеной, змейкой скользящей вдоль берега, притаились загадочные виллы. Судить об их размерах по вертолетным площадкам - все равно что по мыску туфельки о даме.

По «Тропе миллиардеров», пролегающей между неприступным бастионом стены и пенистым берегом моря, спозаранку и до сумерек бодро вышагивают, волочат ноги, бегают или неспешно бредут вездесущие туристы & праздные обыватели.

По слухам (а разве можно им доверять) за высокой кладкой, утыканной камерами, находятся виллы нашего экс-президента и некоего влиятельного бизнесмена, владеющего несколькими печатными изданиями и телеканалами. Одну из здешних вилл, знаменитую «Нелерик», когда-то арендовали Татьяна с Юрой. Для шумного свадебного торжества...

Дойдя до конца тропы и заглянув в своем неуемном любопытстве на нудистский пляж, я помчалась восвояси: с момента моего исчезновения прошло пять часов, и в доме начался переполох. Не буду перечислять всех эпитетов, через запятую, которые ожидали меня, на русском и французском...

Солнце, между тем, давно перевалило за полдень: мы мчались навстречу легендарной набережной Круазетт. В мое отсутствие Таня успела подняться на самую высокую точку Антиба - маяк, с которого открывается изумительный вид на все побережье.

…Не поленитесь, спустившись с башни, заглянуть в маленькую церквушку, построенную монахами в честь первых моряков-греков. Она вся, как рождественская елка, увешана подарками: трогательными детскими рисунками, вышивкой крестиком, поделками корабликами... После череды местечек, деревушек и городков, без зазоров сменяющих друг друга, как-то совершенно незаметно вкатываешь в Канн...

…Канн для меня, - продолжает Татьяна, припарковывая машину возле Пляс де Фестиваль, - это праздник, в который хочется окунуться с головой... Но лишь изредка. Каждое лето, 14 июля, я стараюсь не пропустить феерическое зрелище в честь Дня взятия Бастилии. Ты сидишь в одном из прибрежных ресторанчиков за столиком с бокалом шампанского, а прямо перед тобой, в море, разверзаются небеса: ослепительные пиротехнические гирлянды, лучи мощных прожекторов... Ощущение, что нет больше ни моря, ни суши - одна бесконечная игра Света и Музыки...

А магия Каннского фестиваля?

…Я не люблю эти длинноты праздной суеты, когда все бурлит и пенится, а папарацци с жадностью накидываются на любое выбивающееся из толпы лицо: мол, потом разберемся. Во время прошлого киношоу - можете себе представить - меня саму приняли... за Катрин Денев (!): обступили, защелкали языками и затворами камер, а отчаянные протесты отнесли к обычному женскому кокетству...

В надвигающихся сумерках зазывно искрят витрины Круазетт... Сюда приходят просто поглазеть, приобщиться, прицениться... подышать, максимально заполнив легкие ароматом роскоши и очаровательного безделья.

...Если вы ищете «Дамское счастье», непременно загляните на Круазетт, 55 (Croiasette, 55)... 200 торговых марок одежды от Cloe до Comme des garcons... В прошлом году я удачно купила здесь легкое розовое пальто и длинный светлый плащ от Дольче & Габбана, которые как нельзя лучше подходят к разноцветью анютиных глазок, цикламенам, крокусам, гиацинтам - бушующему морю зимних цветов ... Одеваться в черное при ослепительном солнце и плюс пятнадцати в Рождество, право, не хочется.

В БИОТ ... ПРОЕЗДОМ ЧЕРЕЗ НИЦЦУ

Приехать в Ниццу и не пройтись по Английскому променаду - все равно что лишить себя вина на званом ужине... Лишенцами и нарушителями славных французских традиций быть не хотелось. Поэтому безмятежным утром следующего дня мы высадились в центре набережной, где с позапрошлого века фланируют, сибаритствуют, моционят, пьют шампанское - черт побери, из дамской туфельки - бесшабашные русские и французы!

Говорят, что моде на все русское на Лазурном берегу мы обязаны императрице Александре Федоровне, некогда купившей здесь поместье за нитку жемчуга. Мощный русский дух и по сию пору вольно летает по знаменитой вилле «Казбек»... бульвару Александра III, усыпальницам великих князей... По могилам Фаберже и Ольги Руиз, первой жены Пикассо... Мрамору надгробий тысяч эмигрантов... Чьи потомки, с французскими именами, но узнаваемо-русскими фамилиями - Тьери де Башма-кофф или Мишель Крылофф, - отродясь не видевшие Россию, изъясняются на правильном русском и по-прежнему спешат в церковь. Православную, с двуглавыми орлами... Где - без тени сомнения в «сюре» происходящего - платят за вход. Как положено - 15 Fr.

Мое представление о камерности Ниццы разрушилось, как только наш трудяга «мерседес» замер на обочине, в конце нелегкого серпантина. А под нами растянулся гигантский лук побережья...

…Это не только мое любимое место, - улыбается Татьяна, свесившись с каменной балюстрады, - но и самый красивый вид на город - визитная карточка Ниццы. Впереди залив и мыс кап Ферра - знаменитый умопомрачительными виллами арабских шейхов и английских магнатов. Здесь же находится вилла-музей Ротшильда: его наследники, не захотев заплатить фантастический налог (равный первоначальной стоимости виллы), вынуждены были подарить ее государству. Теперь поместье сдают в аренду для грандиозных вечеринок или свадеб. На одну из них -русско-французскую - меня недавно пригласили друзья.

Я жила на кап Ферра, но недолго: уж очень трудно оттуда выбраться - пробки! Так что здешние обитатели - счастливые обладатели яхт или лодок, свободно «паркующихся» в 20 прибрежных портах.

Бодро спустившись вниз, мы завернули в сторону старого порта, где на задворках Ниццы начинается самое спокойное и престижное место - мыс Монборон, тот же кап, только крошечный. В шутку Татьяна зовет его «кап Барон». Здесь она когда-то снимала свою вторую и третью виллу:

…Видите на склоне розовое здание? Это тот самый замок из сказки о Золушке, о котором я вам рассказывала. А вот этот большой белый дом с коричневым фундаментом, висящий над обрывом, - резиденция агента «007»... Здесь со мной приключилась ужасно смешная история. Когда я осматривала дом, в спальне обнаружила маленькую желтую коробочку с кнопочками. Точь-в-точь как в пятизвездных отелях для автоматического поднятия жалюзи. Я еще удивилась, когда устройство не сработало. Однако на выходе поняла, что ошиблась: нас тут же окружили спортивного вида мальчики. С тех пор неизвестных «пипочек» не трогаю. Кстати, многие пожилые люди имеют подобные приборчики в виде колье или кулона. Поэтому не обольщайтесь дружелюбным видом старичка, мирно читающего газетку на лужайке возле дома: неприкосновенность частной жизни - вещь более чем осязаемая!

Поднимите взгляд по склону: там, в огромном парке, прячется вилла Элтона Джона. А дальше - экзотическая башня XV века, по крутым ступенькам которой я тоже когда-то поднималась...

В Ниццу Татьяна заглядывает не часто. Только когда дети просят сходить в «Ля пиццу» - итальянское исключение из французских правил - кормилицу-«нон-стоп». Или сама, соскучившись по восточной экзотике, спешит в свой любимый японский ресторанчик «Кобе». С друзьями же - непременно идет во «Фло»:

- «Фло» - это огромная сеть ресторанов по всей Франции. Чем интересен этот? Он находится в здании маленького театра. Причем публика сидит за столиками в партере, а на сцене, закрытой огромным стеклом, колдуют повара... Мое самое любимое блюдо во «Фло» необъятная тарелка с морскими продуктами: ежами, ракушками-булот, устрицами, креветками, которых я люблю даже больше, чем рыбу.

Любимое Танино место в Ницце - это старая часть города, здесь намешаны все стили и эпохи, однако самая прелестная - belle epoque, с розово-желтыми домиками и пламенеющей геранью на балкончиках, явно преобладает. Пешеходная зона - между рю Франс и рю Массена - сильно смахивает на наш Арбат... Кстати, в джунглях здешних магазинчиков я чуть не затерялась. А пока меня в очередной раз разыскивали, Татьяна успела купить чудные туфельки - всего каких-то $100... Кстати, на меньшее здесь не рассчитывайте!

Мы въехали в Биот, когда порядком стемнело. И позакрывались, один за другим, все магазины и магазинчики, торгующие керамикой и стеклом. Как любитель всего прозрачного и глиняного я было закручинилась. Однако на крохотном пятачке под названием «Пляс дез Аркад», плотно заставленном столиками, нас ожидало такое радушие, что я навсегда забыла о всех своих печалях.

Ми-Ми и Дэ-дэ, чада и домочадцы... Одна семья - один ресторан: «Лэз Аркад» (Les Arcades). Неистребимый дух старины, въевшийся в белую штукатурку стен; фотографии 50-летней давности; бумажные скатерти поверх льняных, на которых тут же пишется наш заказ ... Ты - у себя дома ...

…Никогда не забуду, как появилась в «Лэз Аркад». 8 лет назад я была здесь единственной русской. А теперь представьте-ка мое изумление, когда я попросила принести что-нибудь ну очень традиционное, прованское, - а на столе появились наша картошечка, селедочка да огурчики!

Чуть позже, когда сработал беспроволочный телеграф и к Ми-Ми повалила «акающая» московская публика, к микроогурчикам присоединилась и ледяная водочка -как здесь принято - на аперитив, для возбуждения аппетита...

ОТ АЛЕНА ДЮКАССА - ДО РОЖЕ ВЕРЖЕ

Оставшиеся два «лазурных» дня слились для меня в одно бесконечное чревоугодие. В самом деле, многочасовое застолье в «Луи XV» (Louis XV) - дело нешуточное! К нему готовятся загодя: доставая из сейфов прабабушкины бриллианты, сдувая пылинки с костюма или проводя многочасовую селекцию галстуков...

Впрочем, если судьбе будет угодно и вы окажетесь, что называется, в чем мать родила в Монте-Карло, возле отеля де Пари, где и расположен «Луи XV», то и тогда не конфузьтесь - смело переступайте порог: вас ждут!

Для начала вас отведут в просторную уборную, где можно выбрать наряд по вкусу. Затем... Да... Вы не забыли, что это самый дорогой ресторан на всем побережье? Если нет - то метрдотель проводит в зал... Три звезды по системе «Мишлен» (главного ресторанного критерия)... Высший пилотаж кулинарного искусства... Гастрономическая элита, к которой принадлежит не больше сотни заведений по всему миру, - это Ален Дюкасс и его детище -Louis XV. Может ли быть что-то более запоминающееся, чем приход сюда? Вряд ли. По местам «ресторанной славы», таким, как «Луи» или «Мулен де Мужа» (Moulin de Mougins) Роже Верже, можно пройтись, будучи исключительно кредитоспособным: заказав, например, спецтур, как это сделала израильская пара за соседним столиком. Впрочем, язык не поворачивается назвать это пиршество плоти мило-небрежным «столиком». Вкушаемое здесь навеки остается с каждым... в личном меню. В единственном экземпляре, на мелованной королевской бумаге, пахнущей сандалом и морем...

Вы, наверное, подумали, что пафос рассказа несколько преувеличен... Развеять сомнения могут - раз, два, три... - шесть перемен блюд, которые мы смогли осилить за... четыре часа застолья - и не потому что не хотелось: не было больше времени! Кстати, это минимум для здешнего неспешного обеда, с антрактами после каждой перемены блюд, красным Chateau neufe-du-Pape и бургундским Vosne-Romanee, которое так любит Татьяна:

…Я бываю у Алена Дюкасса, - говорит моя визави, - только по случаю больших торжеств. Здесь мне нравится все - от интерьеров в стиле Эрмитажа до фантастического десерта: мороженое, залитое ли земляникой, то ли сиропом из нее, то ли всем сразу... Ручной работы шоколад с золотыми вензелями... Или вот еще... Шоколадный десерт с кусочком настоящего сусального золота - безумно вкусно и, говорят, столь же полезно! Однако больше всего мне нравится все та же лу, только не в панцире, а в бумаге... С неподражаемым соусом! Да, не забудьте заказать маленький шедевр из овощей со спрятанным внутри трюфелем - блюдо, на которое хочется любоваться часами...

В последний день мы заехали в Moulin de Mougins.

Благодаря Роже Верже и его замечательному ресторану я избавилась от идиотизма самолетофобии... Как? Посредством Cotes de Provence blanc, Jas de Cadenet 1999 и Cotes de Bordeau rouge, Chateau Birot 1998 из личных погребов мэтра - одного из лучших поваров не только Франции, но и мира.

Поездка в деревушку Мужа - вообще предмет для отдельного разговора: внутри и вокруг «Мельницы в Мужа» (в дословном переводе) собраны потрясающие работы французских знаменитостей, которые когда-то здесь бывали. Кстати, если уж мы заговорили о звездах, то Шарон Стоун и Тина Тернер - его завсегдатаи. Во время Каннского фестиваля их запросто здесь можно встретить. Автографами знаменитостей испещрено все пространство стеклянного павильона в саду ресторана: общество Роже Верже почитают за честь не только звезды кино и эстрады, но и политики, принцы крови и арабские шейхи.

Те блюда, которые попробовали мы, были собственноручно отмечены Верже крестиком в наших меню. Этих крестиков я насчитала семь. Причем мы попросили принести любимые блюда месье. Ими оказались: незабвенное фуа-гра; гигантские креветки под красным соусом; лангусты с овощами; филе рыбки Сан-Пьер и традиционно-прованские цветки цуккини с трюфелем...

Эти самые цветки я специально заказала, чтобы еще раз убедиться в безграничных возможностях французской кухни. Убедилась. Жаль, на десерт не осталось времени: упаси Господи пробки - через час рейс - «Ницца - Москва»...

Благодарим компанию «Содис» за помощь в организации поездки наших журналистов на Лазурный берег.



Фотогалерея