Маврикий. Обретённый рай

Владимир Майский

Весь мир, №6 (10) 1997



Когда самолет, накренясь, стал заходить на посадку, я увидел пышную зелень, желтые языки пляжей, разноцветные крыши, купола и шпили. Марк Твен когда-то сказал, что Бог создал рай по образу и подобию Маврикия. С высоты остров действительно был похож на отколовшийся кусочек райского сада, по недосмотру уплывший в океан. Уже в залитом солнцем маврикийском аэропорту я встретил Женщину и подумал, что так, наверное, выглядела Ева в мире, где зло еще не родилось. Смесь ли многих кровей, особый, солоноватый и свежий воздух острова, солнце ли отточило ее красоту, не знаю, но она была прекрасна. С разметавшимися по плечам кудрявыми черными волосами, смуглая, длинноногая Женщина проплыла мимо меня, цокая каблучками, и, заглядевшись на нее, я чуть было не пропустил машину туристического агентства «СОДИС», которая ждала меня, чтобы отвезти в отель.

Шофер, знавший русский, долго и увлеченно рассказывал мне о прелестях рыбалки и подводной охоты: «Во-от такого синего марлина поймал я на днях, едва вышел в море», — показывал он руками, забывая в пылу про управление машиной. Подводная охота, я слышал, здесь действительно знатная. Кроме марлина — гигантской рыбины с метровым носом, иные из которых бывают под 400-500 килограммов весом, можно поймать рыбу-молот, а коралловые заросли, окружающие остров, служат гарантией от акул. Маврикий — песчинка в Индийском океане между Африкой и Австралией. Размерами чуть больше Москвы, с населением в миллион человек, он — независимое государство со своим флагом, гербом и претензией на самобытность.

Природа здесь уникальная. Открывшие в XVI веке остров португальцы подивились разнообразию местной флоры и фауны, но захватившие его позже голландцы вырубили эбеновые рощи красного и черного дерева и принялись разводить сахарный тростник. Тростник погиб, не выдержав местных красноземов, привезенные рабы частью перемерли, частью разбежались, и голландцы покинули землю, превращенную ими в пустыню.

Поднять плантации сахарного тростника удалось французам, они же заново засаживали остров. Повсюду поднялись завезенные из разных мест банановые и кокосовые пальмы, Канарские сосны, которые никогда не пускали тут корней, лиственные рощи. Почти век спустя знаменитая Вест - Индийская компания обратила внимание на кусочек суши, так удачно расположенный неподалеку от Индии. Маврикий достался англичанам, и государственным языком стал английский, а автомобили с тех пор всегда ездили по левой стороне. Но заселять остров победители не спешили, а проигравшие французы так и остались купаться и загорать на пляжах белого мелкого, похожего на муку песка. Индусы населили Маврикий уже в период британского господства, а китайцы, креолы, негры, малазийцы стали прибывать в качестве рабочей силы начиная с самого момента открытия острова. Так что все маврикийцы — иммигранты. Проживают на острове и русские «маврикиевны», жены бывших студентов Университета Дружбы Народов. В школах преподают на английском, местные газеты выходят на французском, а между собой все маврикийцы говорят на креольском. Дикий коктейль различных кровей течет в жилах местного населения, и поэтому характер у маврикийцев — взрывной и веселый. Сколько народов — столько и религий. Католики, англиканская церковь, адвентисты, индуисты, кришнаиты, мусульмане, буддисты, конфуцианцы, бахай, иудеи и еще более 50 религий, и у всех свои праздники.

Первый праздник в году — sanranti, отмечается в начале тамильского месяца. Thai — день благодарения за урожай, в котором проходит церемония варения риса и празднующие наряжаются в новые одежды. Следующим, в январе или в феврале (в зависимости от лунного календаря), наступает китайский Новый год, он же — фестиваль весны. Рвутся огненные хлопушки, которые, как считается, должны прогонять злых духов, и ортодоксальные китайцы идут в пагоду, а остальные привычно топают на пляж. В день китайского Нового года не пользуются ни ножами, ни ножницами, а одеваются в красное (этот цвет символизирует счастье) и угощают друзей и родственников рисовыми пирогами с медом. В конце февраля приходит время Thaiposam Cavadee, праздника в честь деревянного коромысла. Огромное коромысло украшают цветами и пальмовыми листьями, вешают на него два ведра молока и торжественно носят по улицам. Участники процессии похожи на дикобразов — они втыкают иголки, булавки и крючки в кожу, в тело и в язык. Для европейца это выглядит дико, а местным — не привыкать. Между февралем и мартом можно увидеть Тетеdее — хождение по огню, вернее по красным, раскаленным углям.

Maha Shivatree — крупнейший индусский фестиваль — отмечается на Маврикии чуть позже. Люди в чистых белых одеждах несут деревянную арку, украшенную цветами, цветной бумагой, сверкающую маленькими зеркальцами, к Великому Озеру (Grand Bassin). Озеро считается у индо-маврикийцев священным, и вокруг него построен целый комплекс храмов, создан пейзаж, напоминающий Индию, даже специально завезены на остров обезьяны. Над храмами уже кружат птицы, учуявшие сладкий аромат приготовленных для жертвоприношения фруктов. По Великому Озеру в этот день скользят банановые листья, на которых горят огни. Индусы верят, что они доплывут до священного Ганга, будто бы связанного с озером подводным течением. За февралем наступает март, и индусы с шумом и весельем празднуют Holiday, брызгая друг на друга подкрашенной водой и осыпая друг друга цветным порошком. В апреле еще один Новый год — тамильский. Часть весны и лето проходят без особых затей, а в августе индусы поздравляют всех с днем рождения Ганеша, индийского бога мудрости, сокрушителя препятствий, розового, каменного и с головой слона. Многочисленные изображения Ганеша тащат к морю, под торжественные гимны, осыпая вольных и невольных зрителей алым порошком. Спустя всего несколько дней индусы и тамильцы зажигают лампады, фонари и свечи, освещая горы и аллеи в честь победы Рамы над Раваной и Кришны над демоном Наракасураном — победы добра над злом. Маврикийский флаг состоит из четырех горизонтальных полос — красной, голубой, желтой, зеленой. Красная — это свобода, голубая — Индийский океан, желтый — независимость, а зеленый — круглогодичное одеяние острова. Символ же Маврикия — птица додо, вол и сахарный тростник, за ними — корабль и три дерева, ключ и звезда, отражающие девиз острова: stella clavisque maris indici. Маврикий претендует на роль моста между Африкой и Азией.

На Маврикии, как и в первобытном раю, живут звери и птицы. Правда, когда остров только открыли, единственным обитающим на нем млекопитающим оказалась фруктовая летучая мышь.

Диких кабанов, козлов и собак в давние времена завезли португальцы; голландцы, пополнив флору острова полезным сахарным тростником, невольно подарили фауне менее полезных, хищных и злобных крыс, они же на грузовых судах, напоминающих Ноевы ковчеги, привезли на остров оленей; мадагаскарские рабы взяли на Маврикий ежеподобных безобидных и пугливых зверьков; индусы — кроме обезьян, еще и мангустов, чтобы те охотились за многочисленными змеями.

Птицы же на Маврикии не иммигранты, а исконные местные жители, результат эволюции. Подобных им не сыщешь ни в одной другой точке земного шара. Кроме птицы додо, начисто истребленной в давние времена, вне острова известна только птица с пикантным названием pic-pic.

Пляжный песок плавно переходит в стриженый газончик, среди которого то там, то тут посаженные для колорита пальмы. Местные отели все как один расположены на берегу океана, на мысах, на маленьких островках, соединенных с сушей переходными мостиками. Не огромные, сверкающие стеклом и металлом корпуса (хотя есть довольно основательные строения типа Royal Palm, где останавливается самое высшее общество), а ряд отдельных хижин, внутри которых — кондиционеры, современная мебель, многоканальные телевизоры, холодильники, ванны, телефоны — словно вы неожиданно очутились в Европе. Каждый отель замечателен по-своему. В Saint Geran вам скажут, что здесь любят останавливаться принцесса Стефания из Монако и принцесса Сара — герцогиня Йоркширская. В отеле Trou Aux Biches регистрируют браки и организуют свадьбы. С большим интересом я пролистал местный кодекс этики для туристов. «Мы необычайно рады приветствовать вас на Маврикии. Мы будем еще более рады, если вы с готовностью поймете, что наш остров считает своих людей самым важным достоянием. С ними очень даже стоит встретиться и с удовольствием, по-дружески поболтать. Наш остров обладает богатым капиталом культур, потребностей и ценностей, которыми он дорожит больше всего на свете... Маврикий готов дать вам сполна за ваши деньги, но не продаст ни за какую плату свою душу. Он гордится тем, что является хозяином многих великолепных зрелищ, и получает удовольствие от того, что обслуживает вас с улыбкой. И был бы благодарен за улыбку в ответ...» Здесь действительно всем рады, и жизнь иногда напоминает затянувшийся праздник. Когда доходы от плантаций сахарного тростника стали год от года падать, Маврикий переключился на туристический бизнес. На острове построены рестораны и бары, бассейны, сауны, салоны красоты, теннисные корты, поля для гольфа. Можно взять напрокат катамараны, акваланги, велосипеды, водные лыжи, поездить верхом на лошади или заказать джип и поохотиться в горах на оленей.

На северо-востоке возвышается цепь невысоких гор, похожая издали на спящих верблюдов. Там есть цветные пески — каприз природы, породы вулканического происхождения, отражающие всю цветовую гамму красок подобно радуге.
Я взял горсть песка на память, но когда вернулся в отель, то увидел, что песок совсем блеклый, как будто только определенное место острова наполняло его жизнью.

Горные массивы сменяются долинами, утопающими в зелени, озерами, водопадами. У моря — многочисленные лагуны, окаймленные пляжами. Туристам на Маврикии совсем неплохо — они плавают в океане, охотятся, рыбачат, участвуют в чемпионатах мира по виндсерфингу, играют в теннис и проматывают деньги в казино. Последнее обычно делают начавшие осваивать остров «новые русские», и маврикийцы спешно учат незнакомый им ранее язык, ожидая наплыва отдыхающих из далекой России.

Беззаботный отдых делает людей счастливыми. Дорого? Маврикий — страна для всех времен года. Зимой здесь +26°С, а вода редко холодна настолько, чтобы нельзя было искупаться. Можно жить в дорогом отеле, а можно «кемпинговать» на берегу океана, как это делают сами маврикийцы. Обычно в первый приезд туристы останавливаются в отеле, во второй — в бунгало, а в третий — в маврикийской семье. Можно выложить состояние за обед в пляжном ресторане, а можно еще вкуснее и намного дешевле пообедать в столичном кафе: за 1 доллар — салат из пальмовых сердец, китайский суп или спагетти, начинка из крохотных китайских помидоров, пряная рыба и маринованные овощи. А ром! А пиво! А вино! А круглый год растущие повсюду бананы! Только вот апельсины и яблоки импортируют сюда из ЮАР. Но и яблоку здесь никогда не стать яблоком раздора. На Маврикии, как в первобытном раю, хватит места всем. Местные уверяют, что те, кто хоть однажды посетил Маврикий, обязательно возвращаются. Как сказал писатель Бернанден де Сен-Пьер, описывая эти благословенные места: «Природа и сердце неисчерпаемы».

Редакция благодарит туристическую фирму «СОДИС» за помощь в подготовке этого материала.



Фотогалерея