Записки охотника

Виктор Кузерин

OPEN!, осень 2003



Я всегда мечтал поохотиться на голубого марлина. Но хотя по делам часто бывал на островах Индийского океана, выкроить время для глубоководной рыбалки никак не удавалось. В этом году выбрался — и сразу выловил рыбину весом 360 килограммов. За последние десять лет на Маврикии поймали только несколько таких гигантов.

Возможности для deep sea fishing на Маврикии замечательные. В галерее рыбацкой славы отеля Paradise висят фотографии трофейных марлинов и по триста, и по пятьсот килограммов. Смущало только то, что большинство гигантов попались лет тридцать назад. Кроме того, был май, то есть явно не сезон. Владельцы катеров дружно уверяют, что марлину сезон не писан, что «сейчас только и ловить», но верить им не стоит. Лучший сезон — с ноября по февраль, а в мае марлин практически не ловится. Но не сидеть же на Маврикии до ноября. В конце концов, тунца поймаем, или вахуа, или дораду, или барракуду. Так рассуждали и я, и мой новый знакомый Альберт — заядлый рыбак из Калининграда.

Марлины — рыбы сильные, могут разгоняться до 130 километров в час. Охотятся они на кальмаров и рыб — и в глубине, и на поверхности. Обычный способ любительского лова — троллинг, но продвинутые спортсмены практикуют морской спиннинг. При ловле используют пластмассовые имитаторы кальмаров или снасти из препарированной рыбы с зашитым внутри крючком. Считается, что если марлин увидел приманку, то бросится обязательно. Поклевка у него резкая, но приманку он заглатывает не сразу, поэтому подсекать нужно после паузы. Почуяв обман, марлин борется отчаянно и часто прыгает. Был случай, когда подведенная к лодке рыба неожиданно прыгнула и загарпунила незадачливого мексиканского рыбака.

НАЧАЛО

В семь утра мы всходим на борт катера. Команда состоит из двух темнокожих маврикийцев: шкипера по имени Стив и матроса Хью. Катер бодро выходит из лагуны, и Хью налаживает снасти. На корме шесть крепких удилищ для троллинга. Блестят начищенной медью катушки огромных мультипликаторов. Все снасти — с монолеской длиной 600 метров, с усилием на разрыв 130 фунтов. Трехметровый поводок — из той же лески, но сложенной вдвое. Грузов нет совсем. Метрах в тридцати от катера на самой поверхности прыгают по волнам разноцветные искусственные приманки, в основном «кальмары». Два самых крупных «кальмара» оснащены парой независимых крючков, каждый размером в мужскую ладонь.

Качаясь на океанской волне, катер уходит все дальше от берега. Скорость — 6 узлов. На небе ни облачка. Стив внимательно наблюдает за полетом птиц. Искать птиц — обычная тактика. Птичьи стаи сопровождают косяки рыбы, тут же и крупный хищник кормится. Но море пустынно. До берега — километров пятнадцать, глубина — 300 метров. Идем к банке с глубинами 50–60 метров, где обычно держится рыба.

Вдруг кто-то внушительных размеров бросается на наживку, но позорно промахивается. Мощный всплеск — воду разрезает плавник. Похоже на марлина. Шкипер быстро разворачивает катер на второй заход, чтобы подвести наживку поближе к рыбе. Напряженное ожидание длится несколько секунд. Есть! Катушка упоительно трещит. Как сладостен этот звук для сердца! По жребию эта удочка моя, и борьба предстоит мне. Выдерживаю паузу и размашисто подсекаю.

Поскольку тормоз катушки отрегулирован на усилие порядка 50 килограммов, то при большем леска будет разматываться, пока рыба не устанет и не остановится. Тогда, работая удилищем и катушкой, можно постепенно подматывать. Если же рыбе удастся размотать всю леску, обрыв неизбежен.

Я сажусь во вращающееся кресло, вставляю комель удилища в шарнирное гнездо, надеваю жилет и пристегиваю его к катушке. Вопреки распространенному заблуждению, рыбак пристегивается не к креслу, а к удочке. Теперь можно работать спиной, упираясь ногами в подставку. Борьба началась!

Слегка увеличиваю сопротивление катушки. Теперь рыбе будет тяжелее. Отмотав метров двести лески, она останавливается. Начинаю подматывать. Рыба упирается, но идет. Заметным усилием мышц спины можно поднять удилище, затем выбрать еще немного лески. Через десять минут метрах в ста от катера мелькнули характерный плавник, голова с мечом и хвост. Голубой марлин, нет сомнений. Но особенно большим он не кажется. Так, просто крупная рыба. Вот уже она метрах в десяти. Так просто? Но тут марлин разворачивается и уходит, разматывая леску. Мне остается только ждать развития событий. По теории он должен прыгать. И он прыгает. Хорошо прыгает, черт возьми! Застываю на секунду, пораженный зрелищем. Но беру себя в руки и парирую атаку, выбираю слабину. Надо быть внимательнее и не расслабляться ни на миг. У рыбы много шансов спастись: она может попытаться оборвать леску, перерубить ее плавником, сломать крючок или выплюнуть его. Моя задача — ни при каких обстоятельствах не дать леске ослабнуть.

СРАЖЕНИЕ

Снова методично подматываю. Раз — отклоняюсь, вдох. Два — опускаю удилище и подматываю, выдох. Три — пауза. Раз-два-три. Прямо вальс. В очередной раз марлин легко уходит. Сорок минут уже развлекаемся. Солнце палит. Пот катится градом. Жилет трет бока. Но рыбе хуже, чем мне. Ей больно. Спасаясь от этой боли, марлин подчиняется моей воле и нехотя идет к катеру. Но при виде его в ужасе бросается прочь. С каждым разом все энергичнее. Начинаю понимать, что главная борьба еще впереди. А я как? Прислушиваюсь к своему телу, прежде всего к спине и правой руке. Нет, помощь пока не нужна.

Вспоминаю «Старик и море» Хемингуэя. Как же старик управился с огромной меч-рыбой без современных снастей? Он любил свою Рыбу, он с ней беседовал! Он чувствовал ее боль. Я тоже начинаю разговаривать с рыбой. Убеждаю ее не мучиться зря, сдаться. Мистика это, конечно, но успокаивает.

Так продолжается час. И вдруг совсем рядом марлин прыгает в полный рост и тяжело падает, обдав солеными брызгами катер. Боже, какой он огромный! Глазам не верю, этого не может быть! Сдержанный Стив выдыхает: «Mamma mia!» А мой компаньон... Легко догадаться, что сказал он. Что еще может произнести русский, да еще рыбак, при виде такого гиганта?

Рыба (теперь ее надо называть почтительно — Рыба) в очередной раз разворачивается и с небывалой скоростью бросается прочь. С тревогой, а затем и с ужасом смотрю на стремительно уменьшающийся запас лески. Рискую — еще затягиваю тормоз катушки. Сход лески постепенно замедляется и наконец останавливается. Ух, уже легче. Снова выбираю леску. Минут через десять под водой возникло голубое сияние. Как активная зона ядерного реактора, если кто видел. Это Рыба, она пытается уйти под катер. Ну уж этого точно нельзя допустить. Мешаю ей как могу, а Стив слегка отрабатывает моторами и подает катер вперед. Наконец из воды показался поводок. Хью надевает перчатки, готовясь к финальной схватке. Но не тут-то было! Рыба стремительно уходит на глубину.

Леска практически перпендикулярна поверхности, и, судя по катушке, Рыба сейчас на глубине 200 метров. Но это последняя ее попытка. Однако и мои силы на исходе. С этого момента мне помогает Альберт. Я поднимаю и опускаю удилище, он двумя руками вращает катушку. Рыба уже не может уйти далеко. Сил у нее хватает только на короткие рывки. Мы хладнокровно их пережидаем и, как только натяжение лески ослабевает, продолжаем свою страшную для Рыбы работу.

Наконец марлин у борта. Хью берет в руки поводок. Стив появляется с устрашающего вида багром и с размаху вонзает его у спинного плавника. Альберт удачно багрит у головы, а Хью бросает поводок и своим багром пытается придержать хвост. Тщетная попытка! Взмах огромного хвоста — и обломки его багра летят в разные стороны. Рыба бьется у борта, сотрясая и раскачивая катер. Но ловкий Хью успокаивает ее точным ударом дубинки. Теперь все, победа. Сейчас 11.30. Борьба длилась полтора часа.

ПОБЕДИТЕЛИ

Стив открывает люк. В него заводим сначала меч, затем всю рыбью голову. Наверное, так грузили китов на китобойную базу. Берем Рыбу за жабры и отчаянным усилием втягиваем ее на палубу. Вот только хвост не уместился и свисает за кормой. Значит, в чудовище метра четыре. Вес узнаем на берегу. Пока же можно перевести дух, пожать друг другу руки и пустить стаканчик по кругу.

Между делом замечаем, что один крючок зацепился за «улыбку», довольно твердую часть рта, — и отвалился, как только ослабло натяжение лески. Второй крючок (пруток диаметром 5 миллиметров) был безжалостно разжеван и выплюнут Рыбой.

Стив изменившимся голосом предлагает свернуть рыбалку. Правильная мысль: эмоций и так через край. Катер дает полный ход и через час швартуется у отеля. Предупрежденные по рации о выдающемся событии журналисты, рыбаки, таксидермисты и зеваки толпятся на пирсе. На лицах изумление: «В это время года? Невероятно!»

Мы чувствуем себя героями и наслаждаемся холодным пивом. Многочисленные добровольные помощники вытаскивают марлина на берег и пытаются взвесить. Весы ломаются. Из кладовки привозят другие, крепкие и ржавые, которыми не пользовались со времен королевы Виктории. Они показывают 730 фунтов. Присутствующие в один голос твердят: «Far more!» («Намного больше!»). Мы тоже так думаем.

Ночью мне снились львы.



Фотогалерея

Виктор Кузерин с уловом