Золото карибских морей

Ольга Соловьева

Welcome, ноябрь 2003



Если и есть на земле рай, то его нужно искать на тропических островах, оброненных богами в неистовую синеву Карибского моря. Там, где пальмы склоняются над белоснежным песком, где сумасшедшая луна пляшет в небесах под ритмы рэгги, исчезают условности и формальности, просыпается шестое чувство – счастливое чувство свободы. Вот оно, счастье: освободить душу от забот, а тело от одежды – и бездумно смотреть, как пассаты громоздят облака над океаном!

БИРЮЗА КАПИТАНА МОРГАНА

«…Капитан Морган подошел к южным островкам близ Кубы и там по обычаю разделил всю добычу, а она составила 250 тысяч реалов золотом, драгоценностями и серебром, а сверх того, взято было много холста, шелков и других товаров. Разделив добычу, Морган вернулся на Ямайку», - кромсая салат, прочитала я в растрепанной книжке, которую кто-то из домашних забыл на кухне. Из форточки моментально потянуло соленым ветром, в углу заскрипели бом-брамсели, за окном хрипло каркнул попугай, и фок-зейл вздулся на ветру, прикидываясь занавеской. И так вдруг захотелось ощутить вкус морских брызг, вдохнуть ветер свободы, играющий листьями пальм, поймать за хвост настоящее приключение, а может быть, и найти пиратский клад, что я бросилась звонить своему капитану.

Вот так и получилось, что сияющим ноябрьским утром мы оказались на Карибах.

Острова Карибского моря отличимы от всех остальных мест на свете сразу, с первого взгляда и с первого вдоха густого, настоянного на цветах и морском ветре воздуха. Однажды увидев, Карибы никогда не забудешь и ни с чем не перепутаешь. Там море такое бирюзовое, что белоснежные чайки, летящие над волнами, кажутся голубыми. Яркие лица, яркие улыбки, разноцветные фасады домов, старинные форты, бронзовые пушки, легенды о спрятанных сокровищах, ветхие карты старины Флинта с крестиками кладов. Блюда карибской кухни остры и ароматны, имена островов звучат музыкой волнующей и зажигательной, как креольские песни: Ямайка, Сент-Люсия, Куба, Мартиника, Сен-Мартен, Сен-Бартелеми, Аруба, Барбадос…

Из этого восхитительного коктейля, из этих звучных имен мы выбрали последнее, самое интригующее. Малые Антильские острова – подумать только, какая вопиющая романтика, приправленная каплей пиратского рома! Мы сошли с трапа самолета на острове Барбадос, и ветер приключений склонил перед нами растрепанные головы пальм. «Йо-хо-хо!» - закричала я ветру. «Пиастры, пиастры, пиастры», - откликнулся здоровенный черный попугай, спикировав мне на плечо.

«ДОМ» ВДАЛИ ОТ ДОМА

Однако выведать у попугая тайну клада я не успела. Прямо к трапу самолета подъехал сияющий лимузин, и сияющий барбадосец распахнул перед нами дверцу. «Спрячьте ваши паспорта, дорогие гости, - сказал он. – Их зарегистрируют в отеле. А я – Джошуа, ваш личный камердинер. Добро пожаловать домой!»

Насчет дома он вовсе не шутил. Отель, который мы выбрали на Барбадосе, так и назывался – The House. Впрочем, язык не поворачивается назвать его отелем. Тридцать вилл, утопающих в тропической зелени, напоминали гасиенды из колониальных романов. Кокосовые пальмы склонялись над изумрудной водой бухты Сент-Джеймс. Джошуа стал нашим другом и верным слугой. Он смешивал для нас коктейли в баре, приносил благоухающие блюда в креольском ресторане, возил нас в город и поднимал паруса яхты. Казалось, что он знает и умеет все. Он научил нас различать приходящий с Атлантики ветер «пониэнто», который привлекает на Барбадос любителей серфа и парусов, называл имена цветов и птиц.

Здесь текли дни прозрачные, как вода за бортом лодки, их завершали пылающие во все небо закаты, а когда бархат ночи падал на нашу бухту, за верхушки пальм цеплялись огромные влажные звезды. Мы чувствовали себя полными хозяевами своего роскошного бунгало, нашей милой деревни и всего этого великолепного острова, затерявшегося на просторах Карибского моря.

В «Доме» мы поняли, что отели с виллами – это особый деликатес, изысканное лакомство, достойное истинных гурманов. Настоящий собственный мир, исключающий всякое нежелательное вмешательство. Вот где действительно совмещаются все прелести беззаботного отдыха в отеле с гарантированной привилегией обособленности!

Отели с виллами есть на всех Карибских островах: на пляжах любвеобильной Кубы, в джунглях Сен-Мартена, на свингующей Мартинике и величественном Сен-Бартелеми. В этих южных широтах, в этом ярком и радостном мире возможно все – даже снять на время целый остров.

Например, остров Купер. Там можно поселиться, как Робинзон с компанией друзей: полторы мили в длину, полмили в ширину, семь коттеджей на берегу бухты, и пальмы склоняются над белоснежным песком, и прохладный бриз колышет занавески, когда в небесах полыхает феерия заката. Солнце медленно опускается в пролив между островами Сен-Джон и Тортола, заполняя бухту расплавленным золотом. Подумать только: на острове Купер нет дорог, нет машин, нет ночных клубов и даже телевизоров! Только Вы и Ваши верные Пятницы… Вот она, высшая степень романтики, высший класс жизни: аэропорт на Биф-Айленд, яхт-клуб на острове Горда, разноцветные кораллы и доверчивые рыбы, тычущиеся в ладони. И забавные игуаны греются на пляже – на пляже Вашего собственного острова.

ПИРАТСКАЯ СТОЛИЦА

Но мы не поехали на Купер. Мы не поехали и на остров Гаити, про который Христофор Колумб отписал испанской королеве: «Уверяю Вас, что эти земли так обширны, красивы и богаты, что невозможно даже представить себе столь восхитительные места, не увидев их воочию». Мы поехали на Ямайку, хотя она в семь раз меньше своего соседа Гаити. Поехали за романтикой, приключениями и пиратскими кладами, в чем стеснялись признаться даже себе.

Есть ли на свете место более пиратское, чем Ямайка? Именно там спрятан самый большой из всех пиратских кладов - золотой город сэра Генри Моргана, блистательный Порт-Ройял. В XVII веке эта пиратская столица стала самым богатым и самым распущенным по части нравов городом мира. Почти все его жительницы были дамами весьма легкого поведения, и карибские пираты собирались здесь, чтобы отдохнуть и как следует погулять. Цены в городе были баснословными: за бутылки рома расплачивались золотыми слитками, за ночи любви – бочонками монет. И не было, говорят, на свете города красивее, и не было женщин прекраснее и веселее. Но видимо, человеческие грехи перевесили чашу Господнего терпения. В 1692 здесь случилось страшное землетрясение. За какой-то час Порт-Ройял опустился на дно моря. А соседние городишки и форты остались нетронутыми, там не рухнуло ни одной крыши.

Порочный город вместе со всем своим золотом до сих пор погребен на дне, на глубине ста метров. Каждый раз, когда приближается буря, под водой звонит церковный колокол. Любой аквалангист имеет возможность добраться до сокровищ. А тот, кто не умеет нырять на сто метров, может попробовать отыскать пиратский клад на суше – на Ямайке, которая, говорят, просто нашпигована дублонами, или на каком-нибудь соседнем островке. Но для начала нужно заполучить пиратские карты. Это не слишком сложно: достаточно обратиться к портье в какой-нибудь гостинице. Выбрать типа с серьгой в левом ухе и с просмоленной косичкой, весело насвистывающего “Йо-хо-хо и бутылка рома”. Ставлю три дублона против пустой жестянки из-под пива, что у него найдется именно то, что Вам нужно!

А еще Ямайка – то самое место, где каждый может открыть Кингстон. И при этом не пойти ко дну! Столичный город Кингстон стоит в глубине бухты. Длинный узкий мыс, огибающий гавань, заканчивается фортом Чарльз. Его каменные башни уцелели после страшного землетрясения 1692 года и путеводной звездой светят искателям сокровищ.

Однако Кингстон на Ямайке открывают очень немногие. Большинство гостей о его существовании не то что не вспоминают, а вообще не догадываются. А если знают, то мгновенно забывают, едва сойдя с трапа самолета. Зачем им открывать для себя какой-то Кингстон, если они оказались на веселом Острове Любви!

ОСТРОВ СВОБОДЫ

Мы тоже забыли обо всем – и о Кингстоне, и о пиратских картах. Ямайка подхватила, закружила, обольстила нас. Сердце забилось, как на первом свидании – да это и было первое наше свидание с удивительным островом.

Ямайка... Там дышится легко и привольно, а люди веселы и открыты, там закаты полыхают, как пламя страсти, а рассветы разливают свечение нежности. Там природа полна чувственной неги, ветер шепчет слова любви, и брызги шампанского мешаются с пеной прибоя. Ритмы рэгги, сладкий воздух, бирюзовое теплое море – все сводит с ума, голова идет кругом, и начинаешь понимать, что весь мир вращается вокруг этого клочка суши. Там в ходу только два слова: «любовь» и «нет проблем», а местное население составляют веселые нищие, которые непрерывно фестивалят и радуются жизни. Дух беззаботного веселья передается гостям, и обычно чопорные европейцы ловят ритм рэгги, насвистывают мелодии Боба Марли, проникаются томной любовью.

Ямайка –то самое место на земле, где можно подарить себе свободу – полную, настоящую, искреннюю. Свободу от предрассудков, от ханжества и фальши, от недовольства собой, от неудач и огорчений. Свободу от бетонных стен, от городских улиц, от одежды, укрывающей тело и душу. Здесь пробуждаются чувства, в обнаженную душу входит радость, а в тело – сила солнца, моря и земли.

Самое раскованное и свободное место на острове называется «Гедонизм». Это отель-клуб, который воплощает безудержную радость жизни и волшебную ямайскую энергетику для раскрепощенных людей. Раскрепощенных во всем, в том числе в любви. Пляжи и бары для нудистов, зеркальные потолки в спальнях, танцы на пляже под низкими влажными звездами, дискотеки до утра – здесь все разрешено и все возможно. Здесь все живут так, как хотят – одеваются или не одеваются, делают что хотят и где хотят. Свобода во всем, от мыслей до поступков – вот философия отеля.

Гостей «Гедонизма» можно отличить сразу – по веселому взгляду, свободным манерам и хорошему настроению. Первый отель наслаждений построили четверть века назад, сейчас их уже два. Сюда приезжают голливудские звезды и отпрыски королевских семейств, добропорядочные буржуа и золотая молодежь, британские пуритане и немецкие бюргеры. Потому что хотя бы раз нужно отпустить поводья собственной жизни и подарить себе свободу – настоящую, искреннюю, без страхов и предрассудков!

Впрочем, на Ямайке и в роскошных добропорядочных отелях охватывает эта свобода, эта радость жизни и счастье любви. Мы снова поселились на вилле, в отеле по имени «Half Moon». Мы танцевали ночи напролет, а днем плавали и гуляли по кромке прибоя. Однажды в полнолуние мы вышли на яхте в море, и плыли по золотой дорожке, в которой кувыркались дельфины. Это была самая счастливая ночь в моей жизни, и в жизни моего капитана. Мы поняли, что нашли самое главное сокровище карибских пиратов – дивные острова, оброненные богами в неистовую синеву моря, острова счастья и вечной любви. Дублоны и луидоры имеют обыкновение утекать сквозь пальцы, а Карибы навсегда останутся с нами.



Фотогалерея