Перейти океан

Елена Голованова

OPEN!, осень 2010



«Перейти океан на яхте — это, конечно, особое событие для каждого яхтсмена. К этому обычно долго идут», — говорит капитан парусной яхты «Джульетта» Евгений Шкаруба. Сам он уже пересекал Атлантику прошлой осенью, и опять пойдет в этом году — и в том, и в другом случае в качестве участника самой, пожалуй, знаменитой трансатлантической регаты ARC. Капитан Шкаруба — единственный бессменный член экипажа «Джульетты», остальные шестеро сменяются почти каждую неделю. Вот и через океан вместе с Евгением пойдут не морские волки и не матерые гонщики, а обыкновенные люди. Некоторые даже и вовсе без морского опыта.

ЧЕЛОВЕК НА БОРТУ

...Изящная «Джульетта», яхта Hanse, круглый год кочует по миру. Весной, еще до наступления жары и каникулярного столпотворения, она исследует греческие острова и хорватско-черногорскую ривьеру, затем навещает острова итальянские. Оттуда отправляется на север, заходит попутно в Плимут, делает остановку на бот-шоу в Саутгемптоне. Потом проходит вдоль голландских берегов, от самой жары прячется в норвежских фьордах, где доходит почти до самого Полярного круга. И все это время на перегонах сменяют друг друга разные люди — на лодке почти никогда не бывает праздных пассажиров. «Джульетта» — противоположность турецким парусникам-гулетам, на которых бизань- и грот-мачты выставлены будто для красоты, а пассажиры только и делают, что едят и развлекаются, как в отеле all inclusive.

Чаще всего в путешествие на этом паруснике отправляются те, кто уже «заразился» морем, проштудировал учебники по парусному делу и даже получил, например в сухопутной Москве, документ о праве управления лодкой. На «Джульетте» они практикуют свои навыки штурманов, шкиперов, рулевых.

Или же другой случай: люди приезжают совсем без подготовки. Как говорит Евгений, на судне каждому можно найти работу по плечу: быть шкотовым, стоять на вахте… Этому можно научиться, без преувеличения, за несколько дней. Яркий пример тому — один из недавних перегонов, когда на борту «Джульетты» оказались две необыкновенные пассажирки: Надежда Николаевна, 1929 года рождения, и Анна Николаевна, 1932 года рождения. Вот какая запись появилась в вахтенном дневнике капитана несколько дней спустя: «Надежда Николаевна простояла на вахте с 12 ночи до 3 утра. Я спал, иногда просыпался и выглядывал на улицу, но в основном спал. Восьмидесятилетний рулевой докладывала бодро из темноты, что все в порядке. Очень ответственная — чтобы не уснуть, всю вахту стоит на ногах».

В общем, способные новички имеют шанс за две недели узнать достаточно для того, чтобы по лучить сертификат начальной ступени International Bareboat Skipper, поскольку капитан — лицензированный преподаватель морского дела. Что любопытно, даже из тех «серьезных» пассажиров, кто изначально собирался только отдыхать, многие активно втягиваются в «парусную» жизнь. Люди видят, что не такая это уж и трудная физически работа и нет смысла терять возможность научиться совершенно новому делу: работать на шкотах, стоять за штурвалом и узнать, наконец, что такое гик, грот и галс.

«Наблюдать за людьми — самое интересное в мо ей работе, — рассказывает Евгений. — Сначала все испытывают шок, настолько в непривычной ситуации для себя они оказываются на лодке. Но, надо сказать, что очень многие за тем и едут, чтобы вырваться из рутины, чтобы телефон не принимал сигналы, чтобы побыть наедине с морем. А на лодке отношения, как правило, складываются дружеские, я стараюсь сразу задавать такой стиль общения. Плохих людей на лодках в принципе не бывает — но могут случаться, скажем, некомфортные сочетания».

Что касается атлантического перехода, то тут к формированию экипажа Евгений подходит особенно тщательно — все-таки путешествие через океан подразумевает, что суши на горизонте не будет более двух недель, так что даже теоретической возможности «остановите, я сойду!» не представится.

«В прошлом году, — продолжает он, — я был свидетелем того, как на Сент-Люсии финишировала после гонки яхта, и в следующую же минуту на причал начали выноситься чемоданы. Чело век сошел на берег и, не прощаясь, решительным шагом отправился прочь. Настрадался, видно...»

Для долгого перехода лучшее решение — чисто мужской экипаж. Хотя бы потому, что психологически проще. А физически — тяжелее (работать приходится больше). Зато — настоящее мужское приключение.

ИЗ ЕВРОПЫ В АМЕРИКУ

Трансатлантическая гонка ARC (Atlantic Rally Cup) появилась почти стихийно. Каждый год, по окончании яхтенного сезона в Европе, лодки, как перелетные птицы, устремлялись в сторону Карибских островов, где как раз заканчивается сезон ураганов и наступает безмятежная и ласковая тропическая зима. Подготовиться к долгому перегону (проверить и настроить бегучий такелаж, зашить, если требуется, паруса, залить пресной воды, пополнить запасы еды) все приходили примерно в одни и те же места — на последний рубеж Европы, в марины Канарских островов.

Чтобы не идти поодиночке, яхты выходили в путь «стаями». В результате 25 лет назад, по инициативе английского клуба World Cruising Club, была организована регата ARC. Сегодня в ней участвует около 300 парусных яхт — самых разных, от спортивных и гоночных, где все очень по-спартански, до роскошных, на которых живут и путешествуют со сказочным комфортом. На «Джульетте», например, есть кровать размера king size, кондиционеры, душевые и даже посудомоечная машина.

Понятно, что такие разные суда не могут состязаться на равных, поэтому победителей в гонке определяют так: яхты делят на несколько дивизионов по классам и в каждом награждают победителей.

Лодка, которой в прошлом году командовал Евгений Шкаруба, пришла пятой — и для каждого участника ее экипажа это стало личной победой. «Мы не настраивались на серьезный результат, — вспоминает капитан. — Со мной были ученики, которые получили сертификаты шкиперов. И вот, в первые три дня гонки мы постоянно связывались со спутником, чтобы видеть расположение других участников. Это ведь только называется, что три сотни яхт идут вместе, на самом деле уже через несколько дней остаешься один, все рассеиваются так, что ни паруса на горизонте. В общем, по спутнику мы видели, что идем сразу за лидерами. И тогда в нас проснулся азарт— решили бороться за победу. Пятнадцать дней все жили одной идеей — и в результате пришли пятыми, хотя мы даже техническое оснащение к такой ситуации не готовили».

Всем понятно, что даже если идти не спеша, переход через океан не может считаться увеселительной прогулкой. Хотя ноябрь считается лучшим месяцем в Атлантике: минимальна вероятность ураганов, дуют стабильные пассаты, но и в это время в открытом океане случаются и штормы, и штиль, и технические неисправности. В прошлом году два экипажа были вынуждены оставить свои яхты в открытом океане — на сигнал SOS откликнулся проходивший поблизости танкер, за другими организаторы прислали вертолет.

Кажется, что 15–20 дней в океане (как раз столько требуется, чтобы дойти от Канарских островов до Карибских) — это долго. По ощущениям, как считает Евгений Шкаруба, совсем нет. Дни похожи друг на друга. Сутки делятся на вахты, и каждый член экипажа должен отстоять свои три часа днем и два часа ночью. На вахту нельзя опаздывать; заступая на смену, принято приносить товарищу горячий кофе — негласный яхтенный этикет здесь усваивают быстро. Иногда во время шторма требуются объединенные усилия всех членов команды; или вот как было в прошлом году: когда три дня весь экипаж, не поднимая головы, чинил стаксель…

Но все-таки есть время, когда можно отдохнуть — почитать книжку, половить рыбу… Многие из нас помнят документальный фильм о путешествии Тура Хейердала через океан на плоту Кон-Тики. Одни из самых запоминающихся кадров — когда по утрам палуба плота усеяна летающими рыбами, некоторые из которых даже точно попали в приготовленную кастрюлю…

Капитан в свою свободную минуту делает записи для своего дневника на сайте, ведь его читают многие из участников прошлых походов «Джульетты» — теперь уже просто друзья. Сам он, кстати, начал заниматься парусным спортом в десятилетнем возрасте и практиковал свое умение на Соловках, где долго жил и работал кузнецом-реставратором. Ну а после, поучившись в петербургской Академии художеств и поработав яхтенным инструктором в Москве, он оказался на «Джульетте».

«...А иногда вечером, — заканчивает свой рассказ Евгений, — если хорошая погода, мы накрываем на палубе стол, открываем вино... Яхта летит на длинных волнах вперед, а мы тем временем ужинаем, разговариваем...»



Фотогалерея