Морской бог

Сергей Шидловский

OPEN!, весна 2010



Отходим от стоянки рыболовного клуба «Блэк Ривер». Лодка Hooker V — двенадцать метров, не новая, но на вид вполне ничего. Невдалеке от нас еще несколько лодок идут за своей удачей.

Нас, гостей, пятеро, плюс команда — трое, и Ольга — представитель компании — организатора рыболовных туров. Капитан, краснолицый Кристиан, вяло посматривает по сторонам; темнокожий помощник Дэниел сноровисто разматывает снасти (очень похожи на наши воблеры, только большие), катушку каждую проверяет,
настраивает усилие на тормозе — точно все должно работать, вес рыбы значение имеет.

Шкипер Джек машет рукой назад: «Посмотрите! Половина острова в дожде!» Косые струи воды хлещут из серых, но теплых на вид туч, а солнце греет пляж отеля Le Paradis у подножия Ле Морна. На солнце жарко, спасаемся водой со льдом — благо организаторы взяли с собой. «Рыбы нет уже две недели», — обнадеживает Кристиан. Понимающе киваем… Как уважительно называют эти люди марлина — Рыба, с большой буквы. «Рыбалка — это страсть», — то ли говорит, то ли молится какому-то рыбьему богу Кристиан, еще больше краснеет, смотрит по сторонам, словно ищет чего-то. И точно: недалеко стая птиц планирует над водой, время от времени ныряя за рыбой. Первый этап рыбалки понятен и повторяется из раза в раз: мы ищем стаю птиц, и неважно, большая она или маленькая, важно увидеть птичий маневр — птицы должны построиться в круг по форме мелкого рыбьего косяка, закрученного в спираль быстрыми тунцами-бонито...

Волна — метра под два, качает сильно, держимся крепко, даже страшно немножко, но терпим, смотрим, как шкипер угадывает движение косяка под водой. Наживку надо протащить точно под стаей птиц, чтобы перемешалась с мелкой рыбешкой. Кристиан на корме стоит, за птицами наблюдает, его рука замерла с банкой пива.

Джек мастерски вывел наш катер на косяк — кружат птицы точно позади нас, ныряют. Вот одна — камнем в воду, и через мгновенье — вверх, в небо; рыбешка маленькая в клюве серебрится. Затрещали катушки — одна, другая, третья... Клюет, клюе-е-ет! Удочки — в руки, пояс с упором — на бедра; бежит леска в роликах, прозрачными кольцами ложится на катушку, лег ко крутить — к самому борту подтянул серебристого с черной спинкой бонито. Кристиан перехватывает рукой леску, аккуратно поднимает тунца в лодку, осматривает, будто доктор. Приоткрыл люк на палубе — одного вниз бросил, другого держит.

А вот такого я еще не видел: в руке у Кристиана крючок вязальный (микрохирургия какая-то…),
аккуратно, точным движением продевает его сквозь глазницы бонито, цепляет колечко резиновое и обратно выдергивает, вяжет резиночку узелком хитрым на длинный поводок — и за борт рыбу. Второго тунца также быстро «прооперировал» — и тоже за борт.

Дэниел сматывает удочки; две самые большие оставил, пристегнул поводки с живцами.

Кристиан командует:

— Малый ход! — попутно объясняет: — Быстро тащить тунцов нельзя — погибнут.

— Все, ждем теперь, — выдыхает Кристиан, оглядывается вокруг, похоже, тихо ругается и начинает звонить по телефону. По его команде шкипер что-то вводит в GPS-навигатор.

— В чем дело? — активно пытаюсь выяснить ситуацию.

— Видимость плохая, — объясняет капитан. —
Я не вижу остров и не вижу ориентир. Рыба не любит плоское дно, там есть нечего, а здесь, недалеко, корабль затонувший, к нему идем — там, в глубине, наши бонито серебристой молнией марлина манить будут.

Движемся к острову медленно, похоже, недалеко уже, качает поменьше — зашли, значит, в волновую тень. Теперь и поговорить можно, гости улеглись на палубе.

— Я из Южной Африки, — говорит Кристиан. — Рыбалка — моя жизнь... О рыбалке, о политике, о детях, о погоде — только не о Рыбе, только бы не сглазить… Суеверный наш капитан.

Щелк! Прищепка на правом аутригере одиноко повисла... И щелчок-то негромкий, но изменилось все и сразу. Шкипер вполоборота повернулся и глазами капитана ест — команду ждет; гости понимают мало, но вопросов не задают, смотрят восхищенно на магическое действо капитана.

Удивительно, ощущение такое, что он не на лодке, а за дирижерским пультом: взял леску двумя пальцами и водит ею в воздухе, играет будто, — то чуть потянет, то, наоборот, стравит в море сантиметров тридцать. Точные движения, всем телом он к леске присоединился — понять пытается, кто там, в глубине зеленой. Наконец бросает леску: «Это не марлин!» Немой вопрос в наших глазах… «Наверное, тунец очень большой. Давай!»

Дэниел тащит специальный жилет — одеваю, сажусь в кресло, в четыре руки переставляем спиннинг в качающийся стакан в основании сиденья, тяжело! Крепко спиннинг держу, не понимаю пока ничего. Пояс на жилете рыбаки двумя карабинами пристегивают к катушке.

— Спиной, только спиной работай — рыба сильная, долго может водить тебя, — наставляет Кристиан.

Остаемся на корме втроем: я — у спиннинга, Кристиан — дирижер наш рыбий, и Дэниел — на подхвате, он за спиной у меня стоит, кресло по команде поворачивает.

Леска натянулась, пытаюсь сопротивляться.

— Рыба много сильнее тебя: когда она борется — отдай ей, — советует Кристиан.

Тяну всем телом спиннинг, назад откидываюсь, а на обратном движении аккуратно подматываю леску на катушку — без рывков надо, нежно. Невозможно сломить силищу этой рыбины, каждые полметра лески — как по лесу километр пройти. Рывок! За трещала катушка, разматывается, жду, как капитан учил… Вот снова ослабла леска — напрягаюсь, тяну, кручу рукоятку на катушке. Следить надо, чтобы ровно на катушку ряды лески ложились, закусить иначе может, и уйдет тогда Рыба с крюка при очередном броске за своей свободой. Кристиан внимательно следит за маневрами Рыбы, командует Джеку, куда лодку вести; необходимо леску строго по корме держать, небольшие отклонения Дэниел поворотом кресла компенсирует. Трещит катушка, опять Рыба в глубину уходит… Отдых, передышка у меня…

— Устал? — спрашивает капитан. — Но если тебя подменит другой рыбак, то запись в клубной книге делать нельзя, правила у нас такие. С Рыбой ты здесь один на один — или вытащишь сам, или потеряешь...

Меньше, меньше угол лески к воде — значит, ближе Рыба к поверхности. Ox ты! Косой плавник воду режет!

— Shark, shark! — шепчет Кристиан. — Аккуратно только, по пол-оборота крути, медленно! Свои повадки у акулы — большими дугами за кормой ходит; Дэниел кресло вслед за леской крутит. Вот брюхом белым кверху повернулась — красиво, как лопасти мощного винта, плавники грудные из воды выглядывают.

— Победил? — я гордо смотрю на Кристиана.

— Спиннинг держи, к атаке она готовится! —
улыбается он.

Красивая Рыба мощно на лодку пошла — страшновато даже, не по себе… Не успеваю мотать, слабина большая. «Мотай, мотай быстрее! — кричит капитан мне. И Джеку: — Полный вперед!»

Внатяг должна быть леска, тогда тяжелее Рыбе свой маневр делать — мне должна подчиниться. Совсем близко акула, безобразно красивая морда с большущими глазами на далеко выступающих в стороны отростках.

— Молот! — доволен Кристиан. — Не частый здесь гость.

Устали оба — и я, и она. Близко уже, метров десять осталось, но не хочет сдаваться акула, опять дугу заложить пытается. Но нет — короткая леска, не разогнаться. Не вижу Рыбу уже, под самым бортом она; встать пытаюсь — останавливает меня капитан: не закончена рыбалка еще, в своей стихии акула. Трое рыбаков стоят на самой корме, толстые веревочные петли накинули ей на хвост и на молотообразную морду — под корму ее подтягивают. Всё, закрепили!

Отстегнулся с трудом от спиннинга, из кресла вылез кое-как, руки-ноги трясутся… Адреналин — через край! Кто-то вложил мне в ладонь стакан виски; Кристиан тоже со стаканом — в море его льет, богу своему морскому жертву приносит.

«С полем!» — так в России поздравляют охотника с удачным выстрелом, а здесь по-другому думается: «с морем!».

С морем, друзья! С морем!

P. S. Через час вытащили черного марлина, но это уже совсем другая история.

Декабрь 2009, Маврикий



Фотогалерея